Сегодня поговорим на культурно-историческую  тему.  Прошлый материал цикла http://трымава.рф/?p=20626  был посвящен подвигам Запорожского казачества,  этого “государствообразующего”  для “cвидомых” украинцев сословия.  Как мы теперь знаем из “современных украинских источников”, украинская нация унаследовала от казачков “свободолюбие”, то бишь пресмыкательство перед тогдашней Европой в виде Речи Посполитой в виде отчаянных попыток выслужиться для попадания в реестр (на официальную службу к польскому королю с нехилым окладом), и демократию, если таковой вообще можно считать военную демократию половцев, упрощенную до криминальной с демократическим выбором пахана-гетмана.

(Продолжение.  Начало в http://трымава.рф/?p=20626)

Именно идущие из глубины веков свободолюбие и приверженность демократии  является для “cвидомых”  основанием  говорить о превосходстве украинской  нации над русской, а уж если ее помножить на “не славянские”, а якобы финно-угорско-татарские  корни русского народа, то тут уже не об одном превосходстве идет речь, а о целой цивилизационной пропасти.

По мнению современных “cвидомых” идеологов, а это мнение насаждается, и весьма успешно,  на Украине  без малого 30 лет, начиная со школы, русские изначально стояли на более низкой ступени развития, и без влияния древних украинцев, принесших в Залесье (так они величают Владимиро-Суздальское , а затем Московское княжества) мировую цивилизацию, оставались бы диким народом, только вчера спустившимся с веток на землю.  Я не преувеличиваю,  Вот квинтэссенция всех этих изысканий: «Без України, без її території, земних багатств, учених Московія залишалась би дикою, азійською країною.»  И это еще культурно сказано.

Вот о культуре мы и поговорим. Как мы помним, еще в 1203 году, за 37 лет до Батыева нашествия, в Киеве заглохло летописание. А что как не летописание является маркером высокой культуры?  На Волыни оно заглохло в 1291 году, про летописание в Черниговском княжестве и Переяславском  мы сведений не имеем. Вполне возможно, что оно велось и там, но заглохло после Батыева нашествия, как это случилось на несколько лет во Владимиро-суздальском княжестве.  Но только на несколько лет. Потом оно возродилось. В Новгороде  не угасало никогда. Как мы видим, в Южной Руси, на территориях, которые сегодня вошли в государство Украина, Батыев погром прошелся еще и по культуре.  Недаром оттуда митрополит сбежал во Владимир.  Во–первых, в Среднем Поднепровье, где стоит Киев, паствы не осталось, кого перебили, а кто сбежал в леса на север, а во-вторых митрополиту какая-никакая культурная среда была нужна. А что оставалось делать, если все монастыри, оплоты культуры того времени, были разграблены, а монахи перебиты?  Только ехать туда, где хоть что-то уцелело, и откуда можно было начать возрождение.  Вот он во Владимир и уехал.  На территории современной Украины культура начала возрождаться только с присоединением Волыни и Среднего Поднепровья с Киевом в состав Великого княжества Литовского (ВКЛ).  Вот мы и посмотрим на то состояние, в котором пребывали подданные ВКЛ, благо свидетельства остались.

Миф, о котором на сей раз идет речь, посвящен векам XVIи XVII. Вкратце его содержание заключается в том, что до присоединения к Российскому государству Украина была страной, которая развивалась наравне с Европейскими государствами, имела высокий уровень культуры и почти поголовную образованность. И эту самую культуру и образованность лучшие сыны украинского народа, такие как Стефан Яворский или Феофан Прокопович, передавали отсталым и невежественным полутатарам (или полумордве) москалям, перманентно пребывавшим в мракобесии, почти не знавшим книгопечатания и школ, что в невиданных масштабах практиковалось на Украине. Присоединение же к Москве Украине ничего хорошего не дало, кроме экономической отсталости, закрепощения, насаждения мракобесия и упадка культуры.

Попробуем  продемонстрировать, как все это  смотрелось со стороны иностранцев, посетивших Украину в середине XVII века, как раз накануне так называемого Воссоединения Украины с Россией. Впечатление, надо признать, неизгладимое.

Венецианца Альберто Вимини. «Страна эта называется Украиной, т. е., на ее девственность указывает масса злаков, произрастающих в беспорядке и без обработки от тех зерен, которые попадают в землю после покоса или от ветра….жатва на засеянных нивах столь обильна, что крестьяне пренебрежительно относятся к этим дарам, которые приносит им благодатная почва. Я с трудом поверил бы подобному явлению, если бы не убедился собственными глазами и не видел на месте таких крупных и обильных зерном снопов, каких не получишь в других странах при самой тщательной обработки». (повезло так повезло, Западу на зависть – П.П.) …Не меньшее, чем в хлебе, замечается там изобилие в молочных продуктах, мясе и рыбе, благодаря массе пастбищ и множеству прудов…Кроме описанных выше богатств, благодатная почва доставляет жителям пренебрегаемые последними вкусные овощи, множество спаржи столь роскошной, что, на мой взгляд, она не уступит самым высоким веронским сортам,….. Там же растет лук и другие овощи; я пробовал ранее сорта фруктов, которые показались мне очень сладкими. И однако в стране столь плодородной не видно ни огороженных фруктовых садов, ни огородов с редкими сортами овощей, арбузами, артишоками, сельдереем, за исключением окрестностей Киева; вся забота козаков ограничивается сбором кочанной капусты, которую они или потребляют в свежем виде, или солят впрок иссеченною, как принято в  Германии. Козаки сеют также большое количество огурцов, которые тоже солят и потребляют с хлебом или в качестве приправы к мясу и рыбе. Виноградников нет, но не потому, чтобы почва считалась неблагоприятною, а лишь вследствие отсутствия охоты в насаждении и уходу за ним (как это принято в Австрии и других странах, где зима чрезвычайно сурова), или же по небрежности к агрикультуре».

Специально дал эту выдержку, чтобы стало понятно,  что предки современных украинцев уделяли внимание лишь разведению  тех продуктов, которые по сей день относятся к разряду закуски.  Дело в том, что казачки в массовом порядке были подвержены пороку, который свидомые любят приписывать исключительно москалям (Особенно сегодня, на фоне истории с “боярышником”) Ниже венецианец подмечает, что «…Но возвратившись домой (из военных походов – П.П.) они предаются беспрестанному пьянству, проводя в попойках целые дни и ночи, пока не погрузятся в сон под влиянием винных паров. Поэтому они не в состоянии скопить богатства и доставить себе комфорт, ибо все без остатка уходит на пьянство…».

Беспробудное пьянство, помноженное на лень, дало только пренебрежение ко всякой агрокультуре и возделыванию уникальных черноземов. Не лучше обстояло дело и с ремеслами.

«Не имеется других ремесл, кроме столярного, седельного, плотницкого и сапожного, хотя большею частью сапоги употребляются с подошвами из лубка и кожи, сшитых дратвою. Одежу изготовляют из конопли и грубой шерсти, которую расчесывают, деревянными гребнями. Купцов нет нигде, кроме Киева, где можно встретить лишь несколько торговцев плохой одежей . …Козаки не заботятся о фабричном деле ни по селам, ни в городах. На столь обширном протяжении страны не видно каменных домов, исключая Киева: все это плохие хаты и, если не считать нескольких дворянских домов, по справедливости должны быть названы хижинами. Некоторые из них сплетены из древесных ветвей и помазаны белой глиной, другие сколочены из дерева. В этом козаки однако искусны, ибо для соединения и скрепы бревен не употребляют гвоздей. Да и вообще в доме не видно другого железа, кроме лишь у дверного запора и дверных же подвесок. Живут тесно, и зимою в одной и той же комнате помещаются люди и скот. Плохая домашняя утварь гармонирует с постройками, потому что, кроме ножа и горшка все в доме деревянное. Белье употребляется только для лечебных надобностей…»

Жили в одном помещении со скотом.  Я не знаю, если пейсане в какой-нибудт Франции  жили в таких же условиях, то Украина – цэ Европа точно.

Впрочем, что взять со средневековья.  «…Равным образом нет ни врачей, ни аптекарей, ни продавцов сладких пирожков и прочих сластей. Но на площадях есть мясники и рыбные торговцы, продавцы мяса, масла и тому подобных продуктов…».

Я прошу прощения за столь пространные цитаты, но это – приговор “великой украинской цивилизации”.

Если принять во внимание наличие Великой Трипольской культуры, которая, по утверждениям современных «дослидныкив», “постарше” шумерской будет,  я уже не говорю про последние откровения Бебика, то придется констатировать полную деградацию к XVIIвеку ее потомков. Ну и как вишенку на торте вот это: «…У козаков нет другой письменности, кроме народной русинской, но лишь немногие ей занимаются. Церковный их язык — славянский, на который переведено было священное писание св. Кириллом, и на нем же изложены учения св. отец; говорят, что он отличается от их народного языка так же, как итальянский от латинского. Его изучают главным образом только дворяне, почему лишь немногие из духовных у козаков понимают его. Однако, некоторые монахи, особенно из тех, которые состоять при митрополите, обладают достаточными познаниями в этом языке».

Вот мы и дошли до Киевской митрополии, как оплота культуры и цивилизации. Ничего удивительного, в то времена церковь всюду ею и была.  Как мы помним, после Батыева нашествия Киевский митрополит уехал во Владимир, но после того, как литовский князь Ольгерд отбил в середине XIV века Среднее Поднепрвье у Золотой Орды, и население большей части его владений составили православные, Ольгерд добивается согласия Константинополя на независимую от находившихся тогда уже в Москве митрополитов всея Руси Киево-Литовскую митрополию, во главе которой встал иерарх Роман, и в 1355 году Константинопольский патриарх осуществляет первый раздел епархий между Московским и Киево-Литовским митрополитами  (Точно этого же Киевские власти пока что безуспешно добиваются и сегодня). Окончательное же разделение произошло в 1458 году, когда митрополиты западной Руси, имевшие кафедру в Вильне, стали именоваться Киевскими, Галицкими и всея Руси, а  московские митрополиты, имевшие кафедру в Москве — Московскими и всея Руси. В 1595 году Киевская митрополия приняла унию с римско-католической церковью и титул Митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси стал носить предстоятель греко-католической (униатской) церкви. В 1620 году, при Сагайдачном,  была восстановлена  православная Киевская митрополия.  Что сподвигло Сагайдачного отказаться от Унии, непонятно. Возможно обида от очередного “кидалова”  польских властей. Обещали казачкам попадание в “реестр” за Московский поход, и в очередной раз обманули. Современные “дослидныки”уверяют,  что награбленное добро и ценности во время Московского похода 1618 года, Сагайдачный пустил на возрождаемую Киевскую православную митрополию (какое благородство на фоне вырезанных Сагайдачным русских городов).  Факты, однако, говорят об обратном. Возрожденная Киевская митрополия влачила жалкое существование.

 

Совершенно очевидно, что в каком состоянии в те годы была церковь, в таком состоянии находилась и культура.  О “поголовной грамотности и высокой  культуре”  украинцев в те годы мы  уже у Вимини прочитали. Желающие могут еще француза Боплана почитать.  А помимо воспоминаний иностранцев есть еще  и документальные свидетельства.  Их нужно знать, чтобы сбивать спесь с украинских  “знатоков”  истории и приверженцев теории национального превосходства украинцев над русскими.  Каждый может зайти на сайт Vostlit.info, и там с ними ознакомиться.  Но, так как не у всех есть время на подобные походы, я не откажу себе в удовольствии дать несколько выдержек.

«Бьем челом великому цару Михаилу Феодоровичу за милостыню святую, по милости божей сооружил. Умилосердися, православный цару, сподоби нас святыми иконами святого Зосима и Саветия; поки нас станет, будем за вас господа бога просити и во всем будем давати знати вам». Это из Письма православного львовского епископа И. Тисаровского царю Михаилу Федоровичу от 2 февраля 1626. Просит русского царя Михаила Федоровича Романова икон прислать и благодарит за денежную помощь.

А это из  жалованной грамоты царя Михаила Федоровича и патриарха Филарета от 26 июня 1628 года Киево-Печерскому монастырю, разрешающую монахам периодически приезжать в Москву за денежной помощью для этого монастыря:

«Божиею милостию мы, великий государь царь и великий князь Михаиле Федорович всеа Русии самодержец (п. т.) и отец наш, великий государь, святейший патриарх Филарет Никитич московский и всеа Русии, пожаловали есмя киевского успенья пречистые богородицы и преподобных отец Антонья и Феодосья Печерского монастыря архимарита Петра Могилу з братьею, или хто по нем в том монастыре иный архимарит будет, приезжати им в наше Московское государство и к нам к Москве времянем для монастырского строенья и для милостыни в 5-й и в 6-й год.

А как приедут нашего государства в город в Путивль или поедут от нас с Москвы к себе, и нашего государства в украинных городех бояром нашим, и воеводам, и всяким нашим приказным людем от вас, старцов, к нам к Москве, и с Москвы пропущати по сей нашей жаловальной грамоте, не из держав, и подводы под них и под их рухлядь давати и приставов с ними до Москвы посылати детей боярских. А давати им по сей нашей жаловальной грамоте по подводе человеку, а под рухлядь их давати подводы, как им мочно поднятца. А корму им давати в дорогу до Москвы: архимариту по осьми денег, а священником и старцом большим — по 5-ти денег человеку на день, а достальным старцом — по 4 деньги человеку на день, а слугам их — по 3 деньги человеку на день.

А конского корму давати им зимою по 2 деньги на лошадь на день, сколько с ними лошадей будет.

А приезжати им в наше государство в 5-й или в 6-й год. А как того монастыря архимарит или старцы поедут к нам к Москве или с Москвы, и по городом таможным головам и целовальником, и по мытом мытчиком, и по рекам превозщиком и мостовщиком, и губным старостам и целовальником, и всяким пошлинником с тех старцов, и с их слуг, и с рухляди их мыту, и перевозу, и мостовщины, и тамги, и иных никоторых пошлин не имати, и пропускати их безо всякие зацепки. А хто на них и на их слугах что возьмет или чем изобидит, и тем от нас быти в опале, а взятое велим отдати вдвое. А архимаритом и старцом того монастыря в наше государство и нашего государства иных монастырей старцов, и слуг, и лошадей, и товаров, чюжих и заповедных, с собою за свое и за своих людей не провозити. А в чем их уличат, и то возьмут на нас, а на них за то положити пени, смотря по вине. Дана ся наша государская жаловальная грамота в царствующем граде Москве лета от создания миру 7136-го июня месяца 26 дня».

Если царское правительство спонсировало главный монастырь возрожденной православной Киевской митрополии, то что тогда можно говорить о других монастырях.  Никакое образование и просвещение в те годы без богатой церкви невозможно.  Всегда и во все времена для этого нужны были деньги и инфраструктура.  Инфраструктурой, понятное дело, была церковь.  Киевская митрополия была воссоздана. Формально инфраструктура была. Но без поддержки властей она недееспособна. Не будем забывать, что в то время Киевская митрополия находилась на территории Речи Посполитой, а об отношении польских властей характерно свидетельствует вот этот документ.

«…Густынского монастыря чорной поп Пафнутей сказал, что де в нынешнем во 146-м году в великой пост писал де из Луцка князь Коширской, воевода волынской, к лубенскому епискупу Исайю в Полесья, а епискуп Исайя писал до Лубенского Преображенского монастыря и до Густынского их монастыря к игуменом и к братьи, что де одноконечно король польской и паны радные и ляцкие арцыбискупы приговорили на сойме, что в их Польской и в Литовской земли православной хрестьянской вере не быть, и хрестьянские церкви поломать, и книги руские вывесть». Это из донесения путивльского воеводы Никифора Юрьевича Плещеева в Москву от 5 июня 1638 года.

Понятно, что Киевская митрополия была бедна, как церковная мышь, поддержкой властей Речи Посполитой не пользовалась, и держалась только благодаря поддержке Москвы.  Где уж тут школы и академии учреждать, если самого Петра Могилу Москва спонсировала.  О поголовной образованности населения можно утверждать  только в самых смелых фантазиях.  Что, впрочем, сегодня на Украине и происходит.

Особо подчеркивается, что Украина раньше Московии создавала высшие школы, апофеозом чего стало создание на базе Киевской братской школы и школы Киевско-Печерской Лавры сначала Киевской братской коллегии под руководством Петра Могилы, позже получившей в 1658 году, согласно Гадяцкому трактату между Гетманщиной и Речью Посполитой, статус Киево-Могилянская академии.  Заметим, что Гадячский договор дезавуировал Переяславскую Раду и провозгласил возврат Украины в Речь Посполитую. Наградили титулом за понятно какие заслуги. Тут уж приходится обращаться к наследию незабвенного Козьмы Пруткова:”Если на клетке со слоном написано буйвол, не верь глазам своим”.

 

И опять вопросы, вопросы и вопросы. Невежество населения – непреложный факт, подтвержденный свидетельствами иностранцев.  Нищета Киевской православной митрополии – тоже факт, подтвержденный документальными свидетельствами. Но на фоне этого возникают так называемые братства, братские школы, и даже Киево-Могилянская Академия. На несколько десятилетий  раньше, чем Славяно-греко-латинская академия в Москве.  Этим фактом украинцы особо кичатся.  Непонятно, откуда только на все это деньги взялись, если у Москвы откровенно просили милостыню.  По внедряемой в умы версии, высшее на тот момент образование в Украине создавалось на личные средства крупнейшего церковного деятеля тех лет и мецената Петра Могилы.  Этот миф мы разберем в следующей части.

 

Продолжение следует.

Начало в http://трымава.рф/?p=20526 , http://трымава.рф/?p=20563 и http://трымава.рф/?p=20626

 

Пармен Посохов