21 декабря исполнилось  120 лет со дня рождения маршала Константина Рокоссовского,  Сталинского маршала №2.  Номер два именно по сталинской классификации. Именно он командовал Парадом Победы, а принимал Парад маршал №1 – Георгий Жуков.  Сегодня первенство Жукова оспаривается, и оспаривается именно в пользу Рокоссовского,  который был, по мнению многих, более талантливый, более образованный,  более интеллигентный, не был отмечен в рукоприкладстве и матершинном сквернословии. Воевал красиво, с наименьшими потерями, в отличие от того же Жукова, который  был способен только железной волей гнать в лобовые атаки на убой бойцов РККА, апофеозом чего была бессмысленная атака на Зееловские высоты под Берлином в апреле 45-го.

Правда, в общем хоре восхваления Рокоссовского нашлась своя ложка дегтя. Небезызвестный критик Жукова Борис Соколов вмазал и Рокоссовскому, написав, что тот, по сути, мало чем от Жукова отличался, воевать тоже не умел, приводя в пример неудачный контрудар под Волоколамском в середине ноября 41-го года накануне начала 2-го этапа “Тайфуна”, когда бездарно угробили целую танковую дивизию. При этом, как истинный либерал, Соколов почему то забыл сказать, что против этого контрудара категорически возражал как командующий Западного фронта Жуков, так и командующий  16 армией Рокоссовский, а приказ на контрудар отдал  сам Сталин  по наущению Начальника Генштаба Шапошникова.  Борис Михайлович вообще любимец наших либералов, “светоч” советского военного искусства, в бытность которого на вышеупомянутом высоком посту РККА получила в 41-м году последовательно Смоленский, Уманский,  Киевский, Вяземский, Брянский и Бердянский котлы, где в немецкий плен угодило свыше 2 миллионов красноармейцев. При  его предшественнике на посту Начальника Генштаба Жукове состоялся один Минско-Белостокский котел, а при преемнике Василевском тоже один – Харьковский.  Вот и думайте, умел ли Шапошников воевать?  А если после такого послужного списка достижений все-таки умел, то на кого работал? Но это отступление. Борис Михайлович отдельного исследования заслуживает.

Рокоссовский же воевать умел.  Но, надо отдать должное,  на высокие посты попал изначально все-таки благодаря своим связям с людьми, с теми же, которые его вытащили накануне войны из застенков НКВД,  с Тимошенко и Жуковым.

Когда то, в начале 30-х годов, Рокоссовский командовал кавалерийской дивизией в корпусе, которым командовал Семен Тимошенко, будущий нарком обороны, а одним из командиров полка в его дивизии был никто иной, как Георгий Жуков, с которым Рокоссовский вместе учился еще на Высших кавалерийских курсах в середине 20-х годов. Разные они были люди по воспитанию и характеру, но, совершенно очевидно, что профессиональные качества друг друга ценили весьма высоко, и когда Жукова перевели в Москву помощником Семена Михайловича Буденного, Рокоссовский закатил ему роскошные проводы.

Именно Тимошенко и Жуков вытащили репрессированного Рокоссовского из тюрьмы, где его не успели шлепнуть как врага народа, поскольку он ничего не признал, и ничего не подписал. И  именно маршал Тимошенко добился перевода в июле 41-го года Рокоссовского с Юго-западного фронта, где он в чине генерал-майора командовал механизированным корпусом, на Западный на должность командующего 4-ой армией вместо расстрелянного Коробкова.  Назначение не состоялось. Фронт разваливался, немцы прорвались под Смоленском, окружив в Смоленском котле 16 и 20-ю армии. Путь на Вязьму и дальше на Москву оказался открыт, надо было предпринимать чрезвычайные меры, и Тимошенко кинул “на пожар”  Костю, дав ему чрезвычайные полномочия. Рокоссовский  должен был прибыть в район Ярцева, и из остатков отступающих и выходящих из окружения частей сформировать оперативную группу, оседлать трассу Москва – Минск, и не допустить дальнейшего продвижения панцерваффе.  Тимошенко также обещал в ближайшее время подкинуть 2 – 3 дивизии, а пока дал группу офицеров и несколько автомашин. С этого и началась Ярцевская оперативная группа, вошедшая в военную историю как “группа генерала Рокоссовского”.  А 22 июля Тимошенко подкинул Рокоссовскому группу штабных работников вышедшего из окружения 7-го мехкорпуса, с начальником штаба полковником Малининым и начальником артиллерии генерал-майором Казаковым.  Эти военные заняли аналогичные посты в Группе генерала Рокоссовского.  Как потом выяснится, Германия именно в этот день “проиграла войну”. Военный гений нашел своих гениальных помощников, с которыми не расставался почти до конца войны.  Если Малинин стал правой рукой будущего маршала, то Казаков левой, и если говорить о гении Рокоссовского, правильнее было бы говорить о “коллективном Рокоссовском”.  Малинин считается лучшим начальником штаба уровня армия-фронт 2-й мировой войны, а способ противотанковой обороны, разработанный Казаковым, был настолько эффективен, что был приказом Сталина внедрен по всей армии.

После войны генерал-армии Малинин стал 1-м заместителем Начальника Генштаба, а Казаков Маршалом артиллерии, но их имена известны в основном профессионалам, широкая общественность их не знает, они заслонены фигурой Рокоссовского, что, в общем-то, не совсем заслуженно.

%d1%80%d0%be%d0%ba%d0%be%d1%81%d1%81%d0%be%d0%b2%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9-%d0%bc%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%bd%d0%b8%d0%bd

На этом фото конца июля – начала августа 41-го полковник Малинин докладывает обстановку генерал-майору Рокоссовскому. Район восточнее Ярцево.

%d0%ba%d0%b0%d0%b7%d0%b0%d0%ba%d0%be%d0%b2-%d0%bb%d0%be%d0%b1%d0%b0%d1%87%d0%b5%d0%b2-%d1%80%d0%be%d0%ba%d0%be%d1%81%d1%81%d0%be%d0%b2%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9-%d0%bc%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%bd%d0%b8

А на этом снимке конца ноября – начала декабря 41-го года, сделанном  на Истринско-Крюковском направлении, изображено командование 16 армии Западного фронта.  Слева направо начарт Казаков,  член Военного совета Лобачев, Командарм Рокоссовский, Начштаба Малинин.

“Коллективный Рокоссовский”  действовал блестяще. Под Москвой ему удалось остановить наступление действовавшей на направлении главного удара 4-ой танковой армии Гепнера, а затем отбить Сухиничи на левом фланге контрнаступления.  По правде говоря, были и локальные неудачи. Летняя попытка наступления от Сухиничей на Жиздру и далее на Брянск не удалась. Но это не пошатнуло положения Рокоссовского. Сталин заметил его, а Жуков, ставший к этому времени заместителем Верховного Главнокомандующего,  добился повышения для старого друга. Рокоссовский сдал армию Баграмяну и принял Брянский фронт. Малинин и Казаков последовали за ним.  Потом был Сталинград,  Курская дуга, Белорусская операция. Фронты, которыми командовал Рокоссовский, отличало безукоризненное планирование операций и сверхэффективное использование артиллерии.

В ноябре 44-го года маршала Рокоссовского подвинули с 1-го Белорусского фронта на 2-й Белорусский. 1-й Белорусский принял сам Жуков.  Уходить с фронта, которому предстояло брать Берлин, было обидно. Рокоссовский виду не подал, но обиделся.  Теплых отношений с Жуковым у него больше не было. Но не стоит забывать, что именно Жуков помог Рокоссовскому раскрыть свой талант.  Не пробей он в июле 42-го года назначения Рокоссовского на Брянский фронт, тот вполне мог так и закончить войну командующим армией. Кстати, многие так и считали Рокоссовского Жуковским выдвиженцем.

Уходя на 2-й Белорусский, Рокоссовский получил право забрать с собой всех, кого считал нужным. Он не взял никого, оставив Малинина и Казакова Жукову, за что Сталин сказал ему особое спасибо. Так что утверждения о том, что Рокоссовскому не дали взять Берлин, не совсем верны. Берлин брал все тот же “коллективный Рокоссовский”, но с Жуковым во главе.  Берлинскую операцию разрабатывал бывший штаб Рокоссовского во главе с Малининым, а по Берлину били пушки Казакова.

Да-да, удар по Зееловским высотам спланировал генерал-полковник Малинин. Этот бездарный и кровопролитный по мнению наших либералов удар. Всю войну блестяще провоевал, а в самом конце разучился. Нестыковочка выходит, не находите?

Смысл удара на Зеелов заключался в том, чтобы отсечь от Берлина главные силы 9-й и 4-й танковых немецких армий, которые были окружены юго-восточнее Берлина и не пришли на помощь городу, который обороняли, по сути, части СС, фолькштурм и гитлерюгенд, почему так достаточно легко Берлин и взяли. Уроки Будапешта, который брали 100 дней в кровопролитных уличных боях, и Бреслау, который так и не смогли взять до самой капитуляции Германии, были учтены.  Гений “коллективного Рокоссовского” и здесь показал себя.

И отдавая должное Великому советскому полководцу, давайте отдадим должное и его команде.

%d0%bc%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%bd%d0%b8%d0%bd

Михаил Сергеевич Малинин

%d0%ba%d0%b0%d0%b7%d0%b0%d0%ba%d0%be%d0%b2

Василий Иванович Казаков

 

 

 

Пармен Посохов

 

Loading...