Впрочем, найти пропавшего Коронадо было не так уж сложно. Обе спецслужбы, и Имперская СБ, и СБ «Эллады пьетро» по собственной инициативе начали его поиски как только стало известно о его исчезновении. Единственная проблема возникла при его задержании. Задерживать его стали обе СБ одновременно. И в процессе чуть не ухлопали объект. Но чуть не считается! И несколько помятый Коронадо занял своё место в камере предварительного заключения. Тут к скандалу подключилась Луиза Бау! Она и сама и через отца наехала на прокурора и выдвинула против него обвинение в воспрепятствование к вступлению в брак. Несколько обалдевший прокурор разрешение на свидание и брак дал, после чего Коронадо напомнил, что с момента заключения брака он является герцогом Патагонским и имеет право на суд равных. Организовывать присутствие всех герцогов Империи в предвоенное время на каждом заседании суда было бы непозволительной роскошью, посему пришли к разумному компромиссу. Суд провели в одно заседание, с предварительным торгом с правосудием. Договорились, что Коронадо не признаёт себя виновным в убийстве, способом опасным для окружающих и государственной измене, и признаёт себя виновным в хищении в особо крупных размерах. Возвращает все полученные за продажу «на металлолом» корпуса плавучих авиагаражей денежки. (между прочим, целых 25 миллионов! Треть промышленного производства в первый год Нашего правления!). И получает 10 лет тюрьмы, два из которых он уже вроде как отсидел во время предварительного следствия. Разумеется, с адмиральскими погонами тоже пришлось распрощаться. И вместо адмиральской пенсии он теперь смог бы претендовать только на мичманскую. Заседание провели быстро, все с приговором согласились.
Пресса, особенно зарубежная, злорадствовала по поводу Коронадо. Особенно смаковалось сравнение размеров вице-адмиральской и мичманской пенсии. Недаром говорят — нет выше счастья, когда у соседа корова сдохла! Впрочем, погоны мало что меняли – в связи с состоянием военной опасности свежеиспечённого мичмана тут же отправили вместо тюрьмы на флот. В штаб дивизии лёгких линейных крейсеров, уже прошедшей пролив Дрейка и зашедшей сейчас на трое суток в военный порт напротив Южного острова.
Чилийская эскадра, ранее занимавшаяся досмотром торговых кораблей в проливе Дрейка, как-то мгновенно убралась в сторону Эль-Турку – столицы, главной военно-морской базы и крупнейшего порта Юго-западного. Вроде как с целью дать отдых экипажам и пополнить запасы угля. Туда же подошел и флот Северо-западного. Три этих флота по количеству экипажей сильно превосходили Нашу эскадру. Однако две предшествующие войны заставили уважать Наш флот. И поэтому потенциальные противники предпочли не рисковать. И убрались под защиту береговых батарей. В принципе, эти флоты уже 8 недель болтались в море. А посему отдых нужен был не только людям — машины тоже нуждались в ремонте. Посему минимум двухнедельная оперативная пауза была крайне необходима кораблям Чилийского Союза.
Морская война не под командованием Коронадо как-то сразу пошла вкривь и вкось. Три линейных крейсера уже добрались до Эль-Турку, отогнав вражеские минные заградители, продолжавшие минные постановке на подходах к нему. А вторая эскадра, под предводительством принца Эдуарда, из броненосного крейсера и двух броненосцев, ещё не подошла. Это, слава богу, ещё, что корабли чилийского союза не стали выходить в море. Иначе могла бы создаться ситуация трое против 12ти.…Впрочем, учитывая превосходство лёгких линейных крейсеров в скорости, подобная встреча могла состояться только по инициативе Нашего командующего. Но так как, война объявлена не была, пока что шла обычная «дипломатия канонерок».
Каждый час с прибрежного аэродрома взлетал очередной RB-3. Он пролетал вдоль побережья Юго-Западного, пока не достигал Треугольного острова, прикрывающего гавань Эль-Турку от господствующих здесь юго-западных ветров. За островом отстаивались на якорях все корабли Чилийского Союза. Наши разведчики, постоянно находясь в воздухе, видели все вражеские корабли. Видели они и места минных постановок. Не пропустили и момент, когда на всех кораблях всё-таки сыграли боевую тревогу, и они начали покидать место якорной стоянки. Так что Наши корабли, не вступая в бой, просто вернулись в военный порт напротив Южного острова.
Корабли Чилийского союза проболтались в море всю ночь, единственным результатом бдений стало окончание минных постановок. На следующие утро Наши корабли покинули гавань. Эскадра из броненосного крейсера и броненосцев под командованием принца Эдуарда обычно к ночи возвращалась на Южную базу, а вот эскадра лёгких линейных крейсеров навсегда затерялась в бескрайних просторах Тихого океана. Корабли Чилийского союза наконец-то смогли заняться столь необходимым им ремонтом машин.
А в 13 часов 27февраля 1909года (по Нашему стилю) RB-3 с аэродрома возле Рио-Гальегос, обнаружил Аргентинский лёгкий линейный крейсер, 31узловым ходом направляющийся от Буэнос-Айреса в сторону входа в Магелланов пролив. В 17часов он открыл огонь главным калибром, по Нашим нефтегазовым месторождениям, расположенным южнее и западнее Рио-Гальегос. Впрочем, продолжалась стрельба не долго. Уже через 12 минут подводная лодка «Нерпа», находившаяся на позиции юго-восточнее Рио-Гальегос, выпустила по «аргентинцу» 4хторпедный залп. По всем довоенным расчетам, получив своевременное оповещение о месте и курсе цели, она должна была успеть выйти на дистанцию 500 метров и занять выгодную для торпедной атаки позицию. В этом случае все торпеды гарантированно попадали бы в цель. Однако в жизни всё получилось иначе. Пришлось осуществлять пуск с дистанции в три раза большей и под не очень выгодным углом. Так что в цель попала всего одна торпеда. Впрочем, это более чем компенсировалось удачным местом попадания. Она ухитрилась попасть почти в середину корабля, чуть ближе к корме. Причём прямо в переборку между отсеками. Так что два отсека заливались гарантировано. Но это ещё не всё! Если бы это была старая 380 или 450 мм торпеда, то на этом бы всё и закончилось. Но это была новейшая 533мм торпеда с усиленным зарядом. Посему две соседние переборки также сильно пострадали и перестали быть герметичными. Так что гарантировано затоплялись 4 отсека правого борта.. Кроме того и противоторпедная переборка утратила герметичность. И половина турбин правого борта также вышла из строя. Вообще-то после затопления четырёх отсеков с одного борта лёгкий линейный крейсер должен был перевернуться и затонуть. Но при его проектировании учитывался опыт Цусимы. Точнее даже будет сказать, что поправки в проект строящегося корабля вносились по итогам Цусимы. Да и служба борьбы за живучесть корабля оказалась на высоте. Отсеки с левого борта стали заполнять по системе контрзатопления и корабль остался на ровном киле. Погрузившись, впрочем, на лишний метр глубже. Это было идеальное попадание! Так сказать, «мечта поэта». Скорость упала до 21 узла. В небе над ним висел разведчик… А с севера и юга уже подходили Наши корабли. Разведчики в небе менялись каждый час. Повреждённый крейсер рвался на север, в родные аргентинские воды. Но не судьба… Практически одновременно на грани видимости появились Наши эскадры – два недостроенных дредноута «Жуан Диаш» и «Диниш Диаш» с острова Северный и эскадра лёгких линейных крейсеров под брейд-вымпелом энсина Коронадо – с севера.
По семафору Коронадо попросил аргентинского адмирала ни в коем случае не сдаваться младшему по званию! И красочно расписывал свои возможности, как повесить весь экипаж на реях, так и просто утопить в силу подавляющего превосходства. Аргентинский адмирал понял намёк сразу. Как выяснилось впоследствии, он получил от правительства Чили полмиллиона за обстрел Нашего патагонского побережья. Это чтобы отвлечь Наши силы от блокады Эль-Турку, где отдыхал и ремонтировался в тот момент флот Чилийского союза. Умирать, так и не воспользовавшись такими деньгами, было ну просто очень обидно! И он подыграл Коронадо в его комедии. И даже не столько из-за страха, сколько из корпоративной солидарности! Коронадо по радио срочно связался с Нами и обрисовал ситуацию. В принципе, Мы догадывались обо всей подоплёке дела, но по соображениям высшей политики сделали вид, что поверили Коронадо и поздравили его с контр-адмиралом. Первый раз он получил это звание из рук Нашего батюшки. А вот теперь он получил сей чин из Наших рук!
В итоге договорились, что аргентинский крейсер интернируется на территории королевства Нашего венценосного тестюшки. И там ждёт решения о подписании нового мирного договора. Но курс был проложен не к тестюшке, а на главную военно-морскую базу Нашего Северо-восточного союзника. Ибо там находился единственный в округе сухой док, способный принимать корабли до 250 метров длиной. И тут произошла ещё одна встреча. Сигнальщики доложили о дыме на горизонте. А затем стали опознавать появляющиеся немецкие корабли. Головным шли два старых броненосца, затем два дредноута «Барталамеу Диаш» и «Диого Кан» типа «Васко да Гама»» и ещё три старых броненосца. Это Германия доставила Нам последние два из пяти заказанных Нами дредноута. Понятно, поставлялись они в недостроенном виде, вообще без артиллерии. А затем на горизонте появились характерные мачты английских линейных крейсеров типа «Инвинсибл». Все три штуки новеньких линейных крейсера играючи догоняли эскадру старых немецких броненосцев. Коронадо связался с немцами, после чего недостроенные дредноуты резко ускорились, а немцы продолжали идти 16тиузловым ходом. А навстречу английским линейным крейсерам англичан рванули три линейных крейсера Нашего союза с одной стороны, а с другой – два новеньких «Васьки», «Жуан Диаш» и «Диниш Диаш», которые пока что имели только главный калибр, вообще не имея ни вспомогательной, ни противоминной, ни зенитной артиллерии. Англичане красиво изменили курс и сделали вид, что у них неотложные дела на востоке.

Loading...

предыдущая Глава 83.Только Франции нам тут не хватало… http://xn—80aaf2btl8d.xn—p1ai/?p=19858
продолжение следует.