Общество  “Мемориал” опубликовало на своем сайте титанический труд А. Н. Жукова “Кадровый состав органов государственной безопасности СССР. 1935-1939″, где представлены данные почти о 40 тысячах сотрудниках госбезопасности, которых либеральные СМИ сразу же окрестили 40 тысячами сталинских палачей.  -  http://nkvd.memo.ru/index.php/НКВД:Главная_страница

С какой стати этих людей обозвали палачами, только извращенной либеральной логике известно.  И откуда списочек возник, мне, например, непонятно. Неполный он!  Я с ним с интересом ознакомился, и, к своему огромному разочарованию, не обнаружил в нем своего деда – сержанта госбезопасности, и его шурина, который имел звание майора госбезопасности (офигительная шишка для тех времен, ромб в петлице, как у войскового комбрига).  Если целью “Мемориала” было засветить родню сталинских палачей, и заставить их каяться за своих предков, то с заданием ребята не справились.  Во-первых, засветили не всех, а во вторых я вот лично, являясь внуком сержанта гозбезопасности и внучатым племянником майора, каяться не собираюсь.

Дед работал в органах сантехником. Его контора располагалась, насколько мне известно, в Варсонофьевском переулке.  Для тех, кто не в курсе, поясню, что прежде чем оперативные работники проникали в какую надо квартиру, ее накануне обязательно посещал сантехник. Посещал ли дед квартиры наркомов и командного состава РККА накануне их ареста, мне неведомо. Может посещал, а может и не посещал.

Тем более мне неведомо, чем занимался майор.  Только он пережил, в отличие от многих своих сослуживцев, эпоху большого террора, самого товарища Сталина, умер в Брежневские времена в больнице для старых большевиков и был с похоронен с воинскими почестями.

Чем не кандидаты для списочка?  Служил в органах, значит палач.

Как только списочек появился, сайт “Мемориала” рухнул.  Вся Россия ринулась туда! Кто то своих родственников искал, кто то чужих.  Само по себе опубликование этого списка еще ни о чем не говорит. Туда попало множество людей, которые к репрессиям никакого отношения не имеют, например работники МУРа, боровшиеся с бандитизмом.  Но это ярко выраженная попытка открыть ящик Пандоры, и побудить одну часть нашего общества начать сводить счеты с другой.  И это в тот момент, когда наше общество нашло внутренний консенсус в виде Бессмертного полка, и в беспрецедентных 83% рейтинга нашего Президента.

Не много ни мало, появлению списка не случайно предшествовало Дело Карагодина.

Житель города Томска Денис Карагодин,  правнук репрессированного и сгинувшего в застенках НКВД, потратил несколько лет на установление личностей работников НКВД, так или иначе причастных к делу прадеда, Степана Карагодина, начиная с непосредственного исполнителя приговора, и заканчивая водителями и машинистками. В архивы, вопреки расхожему мнению, у нас при желании пускают, и информацию предоставляют. Вот Карагодину и предоставили.  Он установил всех причастных, и теперь требует, ни много ни мало, уголовного разбирательства!

Тут я сделаю небольшое отступление. Я хорошо знаком с одной женщиной, у которой дед был объявлен врагом народа, осужден и расстрелян на Бутовском полигоне, занесен в книгу памяти.  Крестьянин единоличник. За что взяли, толком никто не знал.  Семью не преследовали. Вспомним сталинское “cын за отца не отвечает”.  Вдова поставила на ноги всех восьмерых детей. Кто хотел, получил высшее образование, все перебрались в города, получили квартиры и т.п. Не обидела их советская власть. Но судьба отца и деда покоя не давала. И один из внуков, ставший полковником милиции, добился доступа к делу деда. Добился в те годы, когда в архивы не пускали. И интересовал его, в отличие от Карагодина, не список всех причастных, а имена тех, кто этот процесс запустил. Был донос, который написали два соседа и двоюродный брат!  Бухали мужики, обсуждали тяжелую жизнь в колхозе, а единоличник возьми и предложи мужикам пойти работать на спиртзавод, где хоть зарплату платят, а не палочки за трудодни, как в колхозе, ставят. Сами понимаете, что это по тем временам тянуло на подрыв колхозного строя и высшую меру социальной защиты….

Почувствуйте разницу с мотивами Дениса Карагодина! Не кто оформлял приговор и приводил в исполнение, а кто донос написал? И вот тут мы подходим к первому неприятному моменту. В 1937-1938 годах было написано 4 миллиона доносов!  Сталин, понятное дело, кровавый диктатор, у НКВД руки по локоть в крови, а куда нам отнести народ, который эти 4 миллиона доносов cамозабвенно накатал? Сравните теперь 40000 фамилий сотрудников НКВД с 4 миллионами доносов. А давайте ка мы всех авторов на свет божий вытащим,  и на сайте Мемориала опубликуем!

А теперь о втором неприятном моменте. Тут я, прежде чем высказаться по существу, просто обязан отнести к важному источнику информации — http://sell-off.livejournal.com/16786708.html . Там акцентируется  внимание на предложенную Денисом Карагодиным  форму выяснения отношений с прошлым — личное расследование и личный иск по поводу гибели прадеда. Понятно, что руками Карагодина либерасты наносят контрудар по народному консенсусу.  Хотели Бессмертный Полк? Получите бессмертный ГУЛАГ!

Тем более, что Степан Карагодин, оказывается, отнюдь не ангел! И не за пьяные призывы его шлепнули, приписав шпионаж в пользу Японии. При ближайшем рассмотрении он оказывается матерым врагом Советской власти.

Кулак и  белоказак, принимавший участие в штурме Благовещенска и последующих после взятия города арестах большевиков  (всего при его участии было арестовано порядка 20 человек),   сотрудничавший  с японскими оккупантами, непосредственно участвовал в организованных японцами репрессиях против большевиков, лично арестовывал и передавал их японскому командованию.

%d0%b7%d0%b2%d0%b5%d1%80%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%b0-%d1%8f%d0%bf%d0%be%d0%bd%d1%86%d0%b5%d0%b2

жертвы японских оккупантов

По сути, с ним в 38 году сделали то, что он заслужил еще в 21-м!  Короче, ярчайший образец невинной жертвы сталинского режима!

А теперь его потомок ищет потомков погубивших его деда сотрудников НКВД и требует от них извинений (самое невероятное, что перед ним уже извиняются), при этом совершенно не интересуясь, что случилось с арестованными им  и переданными японцам сторонниками Советской власти, не говоря уже про извинения их потомкам.

Я вот лично извиняться не собираюсь. Ни за сержанта госбезопасности, ни за майора. Собственно говоря, перед кем? Время было неоднозначное, и мазать всех в черно-белые цвета глупо.  Репрессии 37 — 38 годов были просто отложенным завершением Гражданской войны, наложенным на межэлитные партийные разборки, когда сталинисты добили троцкистов.  И все это под апплодисменты народа, самозабвенно накатавшего аж 4 миллиона доносов!

 

Пармен Посохов

 

 

Loading...