Речь пойдёт конечно о подвиге 28 бойцов знаменитой дивизии генерал-майора И. В. Панфилова. 16 ноября они приняли смертельный бой с немецко-фашистCкими захватчиками у никому не известного разъезда Дубосеково, на подступах к Москве. Взвод пехоты против авиации, артиллерии, танкового батальона и большого числа гитлеровских солдат. Погибли, но не пропустили врага… Такова была официальная версия подвига, справедливо названного героическим. Подвига, который стал символом сопротивления захватчикам, примером массового героизма и самопожертвования во имя Победы, настоящим знаменем борьбы для миллионов советских людей. Подвига, который золотыми буквами вписан в нашу историю. Подвига, который жестоко осмеяли потомки, живущие лишь благодаря храбрости тех, кто не сдался, а шёл в непрерывных боях от Бреста до Берлина!

Подробности боя стали известными благодаря очерку литературного секретаря «Красной Звезды», А.Ю. Кривицкого. Краткое описание таково: позиции пехотного взвода атаковал танковый батальон, при поддержке пехоты, предварительно проутюжив советские позиции снарядами и бомбами. Солдаты наши погибли, но заставили врага отступить. Сегодня есть две позиции. Бой с немцами был, но у всего полка и 28 человек незаслуженно записали в герои. И вариант такой: проклятая коммунистическая пропаганда все выдумала, никаких подвигов, завалили трупами несчастных европейцев.

Спорить бесполезно, но можно спокойно и объективно рассмотреть все стороны этого исторического события. Итак, на чем вообще базируется утверждение, что никакого боя 28 панфиловцев не было? Конечно на расследовании ещё советского времени. В ноябре 1947 был арестован один из участников, И.Е. Добробабин. В годы войны он служил у немцев. Причём был арестован ещё во время войны, сбежал и вновь поступил в полицаи. В процессе его допросов и родился тот самый вывод, что никакого особого боя у Дубосеково не было! В качестве подтверждения был допрошен и сам Кривицкий, который признал все своей личной литературной выдумкой. Открестился вроде и командир полка. Доложили Жданову, но он не дал хода делу и тайна сия хранилась до конца 80х. Ну а сегодня факт вымысла практически не вызывает сомнения. Журналист же признался, да и фактов боя вроде нет никаких. Агитпром хорошо сработал, люди поверили, двигаемся дальше, живём полной жизнью…

Начнём с того, что очерк Кривицкого был не первым. И даже не вторым, третьим. Сначала о «вымышленном бое» написал Коротаев, а затем Иванов из «Известий». Это уже наводит на размышления, первые записи не совпадают в мелких деталях, но описывают одно и тоже событие-бой пехотного взвода против танкового батальона. Впоследствии, Кривицкий заявит, что его «признание» было сделано под угрозой «Колымы». Любопытно, что либеральные борцы за огласку тирании и поголовное выбивание показаний «бериевскими костоломами», мягко игнорируют такой факт, сходу считая признание подлинным, а подвиг выдуманным.

Но это субъективность, обратимся к расследованию. Почему Жданов положил его «под сукно», каков был ход следствия, справедливы ли выводы? Начнём с того, что предполагаемые свидетели не были допрошены. Ни уцелевшие бойцы соседних рот, ни даже предполагаемые участники боя, Шемякин и Васильев, которые были живы и получили за тот бой Звезду Героя. Вывод следователей базируется на словах предателя, словах журналиста, словах командира полка Капрова. При этом, командир полка по сути сказать ничего не может. Он заявляет буквально следующее: немцы атаковали позиции роты, подробности я не знаю, мне ничего не докладывали. Возникает вопрос, а зачем нужен был такой хлипкий вывод о «фальшивке»?

Может и нужен. Если учесть, что можно его прилепить к разоблачительной кампании против маршала Жукова, набиравшей ход. Почему нет, зарвавшийся бонапартик ещё и подвиги наших солдат придумывал, подонок! Но вопреки мнению очень многих, в «годы сталинского террора» зачастую требовалось гораздо больше, нежели собственноручное признание! Возможно именно поэтому, данное рвение было оставлено без внимания, а не из боязни общественного резонанса…
Звучит вообще очень глупо! Предположим, что согласно показаниям командира полка, геройски дралась вся рота. Где тут могло быть возмущение народа «несуществующим подвигом»?! В самом худшем случае, окончилось бы ещё некоторым количеством награжденных. Ошиблись в то непростое время, героев не 28, а 128! Ну какой «огромный ущерб» понесла бы власть от увеличения количества героев? Фронтовикам лишний раз поклонилась? Так в то время это считалось не зазорным, а обязательным!

Что остаётся из доказательств «фальсификации»? Отсутствие упоминания боя и больших потерь в немецких документах. Ну так они всю войну фронт выравнивали и до Берлина потери 1 к 1000 начисляли. Согласно «классической версии разоблачителей», фамилии 28 героев назвал позже командир роты Гундилович. По памяти, наобум, кого вспомнил, того и назвал. Вроде логично. Но непонятно, почему назвал выживших Шемякина и Васильева. Ведь в роте уцелело лишь 20 человек, а ротный вспомнил 28 фамилий из 140 (не самых легко запоминающихся), но забыл 2 из 20. Тем более, что уцелевшие бойцы могли легко одернуть: ты чего, командир, нас ведь гораздо больше было! Но почему-то никто не протестовал, наоборот, говорили, что своими глазами видели подвиг 28 героев. Можно предположить, что некие эмиссары НКВД рыскают по фронтам, разыскивают уцелевших свидетелей и дают им выучить текст. Зачем, ради какого-то пиара подвига?! Буквально через 4 дня, 45 казаков Доватора совершили тот же подвиг. Не надо ничего подтасовывать, уговаривать свидетелей, выдумывать. Просто возьми других людей и «пиарь»!

Других «неопровержимых доказательств» нет, совсем… Теперь рассмотрим бой у разъезда Дубосеково с точки зрения военной. Могло ли произойти так, что взвод солдат действительно оказался на острие удара немецких танков? Да так почти всю войну было!!! Тактика немцев в 1941м как раз и предполагала танковый прорыв на максимально узком участке. Согласно описаниям боя, сначала немцы произвели разведку.  Абсолютно логично, что свой основной удар они обрушили в то место, где не было ни артиллерии, ни противотанковых ружей. Многие считают, что оборона всегда была непрерывной. Это конечно не так. В 41м траншей на весь полк не рыли, по уставу полагались окопы. Поэтому каждое подразделение сражалось обособленно. Позиции роты могли занимать сотни метров, где у каждого взвода был свой участок обороны. Советские командиры вовсе не были идиотами или дилетантами. После немецкой разведки боем, любой опытный командир постарается усилить опасный участок гранатами, пулеметом, офицером. В условиях дефицита командного состава, таким резервом часто становились политработники. Такие как Клочков.

Как бы мы ни относились к коммунистам, в процентном отношении их пало на фронтах гораздо больше , чем процентов среди офицеров любой страны, включая СССР. Они шли впереди всегда! И если слова «считайте меня коммунистом» сегодня являются поводом для шуток, то для солдата Великой Отечественной, в минуту смертельной опасности-высшей наградой!

Выдумал ли Кривицкий за политрука Клочкова слова «Велика Россия, а отступать некуда-позади Москва»? Сомнительно. Этими словами пестрели заголовки армейских газет дивизии и без усилий Кривицкого. Зачем ему выдумывать слова, которые политрук не просто мог, а обязан был сказать?! Это сегодня есть понятие «штампа», а что вы сможете сказать бойцам перед лицом неминуемой смерти?! Чтобы они не побежали, а дрались насмерть?! Клочков говорил такие слова не раз (со слов однополчан), сказал и перед смертью…

Далее. Насколько реально, что журналисты узнали подробности боя у бойца, который официально погиб до этого момента? Это война! Тысячи похороненных солдат не то что прожили неделю-месяц в госпитале, а возвращались домой после войны! Бывало, приходило 4 (!!!) «похоронки», а человек жив. Могло ли случится так, что раненый в этом бою солдат, был «официально убит» за два дня до этого? Случалось и не такое… Поэтому оспаривать возможность беседы журналистов с участником боя довольно сложно, если знаешь войну не только по статьям в интернете. Тем более, что не менее сложно объяснить, почему Кривицкий так настаивает на версии с якобы заранее погибшим бойцом?! Уже после «разоблачения»! Мог бы другим липовым свидетелем обойтись или просто фамилию не называть, кто проверит?

Осталось рассмотреть ещё один, тоже чисто военный аспект. Может ли пехотный взвод реально остановить атаку танкового батальона практически без всякой дополнительной поддержки?! Теоретически нет. Именно так и думали немецкие теоретики… Но такой же подвиг совершили казаки Доватора через 4 дня, гвардейцы Кочеткова и 33 богатыря-бронебойщика лейтенанта Стрелкова под Сталинградом. Да миллионы солдат от Белого до Чёрного моря опровергали эти теории каждый день! Опровергнули и победили…

А теперь о самом бое, реконструкция. В 7ми километрах от Волоколамска окопался 1075 стрелковый полк 316 дивизии, которую бойцы гордо называют «панфиловской». Танковая рота немцев начинает атаку, с целью определить слабое место обороны. Атака отбита. Выбрав очень грамотно, по своему обыкновению, это слабое место, немцы обрушивают на него основной удар авиации и артиллерии. На позиции взвода 4й роты, где обороняться практически нечем, отправляют политрука Клочкова. Успокоить солдат, укрепить бойцов. Начинается новая атака немцев. Чтобы сократить потери, танки атакуют на пространстве буквально 100 метров в ширину. По остальным позициям полка открывается шквальный огонь артиллерии, с целью не допустить переброски резервов в место прорыва, атакует немецкая пехота. А в «месте прорыва» один взвод! Однако, это взвод советской пехоты… Двое побежали, но сразу погибли. И даже не важно, от чьей пули, как правило, гибли от немецкой. Но тут свои пристрелили. Остальные приняли бой. Последний. Видя, что шансов удержать оборону нет, командир полка справедливо даёт команду отходить, чтобы занять оборону на новом рубеже. Полк отходит, кроме тех, кто уже никак отойти не может (возможно отсюда утверждение корреспондента  Иванова, что бойцы сражались в окружении). Гранатами, бутылками с горючей смесью, штыками, они дрались за себя, за свой полк, за свою дивизию, за свою столицу, за свою Родину. Отчаянно, без шансов, но дрались! До последнего вздоха… Как многие тысячи других безвестных героев. Сколько танков они уничтожили и сколько гитлеровцев забрали с собой, мы никогда точно не узнаем. Но фон Бок был вынужден изменить направление удара и это главное.

Так был ли в реальности бой 28 панфиловцев с гитлеровцами? По всей видимости был! Это не противоречит ничему, кроме показаний Добробабина (предателя под следствием) и сомнительному «признанию» журналиста. Но к сожалению, современники слишком падки на разного рода разоблачения. Они быстрей готовы поверить во «вновь открывшиеся факты» и подлость, чем в самопожертвование и бескорыстие предков. А ведь они отстояли нашу страну от самого страшного нашествия в истории! Говорят, что война не закончена, пока не похоронен последний солдат. Война за память этих солдат, наверное не закончится никогда…

Loading...