Как известно, 16 октября погиб участник противостояния на Донбассе, медийная знаменитость, легендарный командир незаконного вооруженного формирования, и просто один из ключевых персонажей авантюристической «русской весны», Арсений Павлов, более известный публике как Моторола.

В сети сразу же появилась масса версий произошедшего. Предположения выдвигаются самые разные и противоречивые. Здесь и внутренние разборки главарей боевиков, и спецоперация ФСБ России в рамках зачистки неугодных Кремлю командиров, и ликвидация украинскими диверсионными группами, и убийство сторонниками продолжения конфликта с целью срыва мирных договоренностей. Версий много, и каждая из них предназначена для определенной аудитории.

Без сомнения, в лице Моторолы непризнанные республики лишились знаковой фигуры. Ликвидация его украинской стороной при всем соответствии мотивов, выглядит недостаточно убедительной в силу того, что само внедрение диверсантов в столь охраняемое «логово зверя», кажется маловероятным. К тому же его смерть не способна решить стратегические задачи украинской стороны, а риск провала операции был бы слишком велик. Убийство – как результат внутренних разборок тоже кажется маловероятным, учитывая то, что погибший не метил на высокие посты. Однако, сразу после происшествия, со стороны соратников погибшего зазвучали заявления о «походе на Киев». Лидеры сепаратистов открыто и цинично пообещали «ровнять с землей украинские города», которые встретятся у них на пути. Очевидно, данное убийство было бы выгодно тем, кто всячески старается аннулировать минские соглашения. Для них убийство не более чем повод попытаться начать полномасштабную войну. Ради этого боевики способны пожертвовать кем угодно, даже таким «любимцем публики», как Моторола. И если его убрали с целью обострения ситуации в зоне конфликта, то остается только процитировать слова немецкого генерала из фильма «Штрафбат»: «Щедрость русских, воистину, вызывает восхищение… или страх».

Мы не скоро узнаем настоящих, а не фальшивых заказчиков и исполнителей этого убийства. Как бы там ни было, герой мертв. Он не первый, кто погиб от рук «невидимых диверсантов». Подобные громкие убийства «героев ополчения», стоявших у истоков «русской весны» уже стали традицией. Кем он был для жителей воюющего Донбасса? Одни считали его героем, другие – террористом, финал жизни которого предсказуем. И все же он был одним из главных героев кровавой саги о «молодых республиках».

Он не был великим, не был выдающимся, мало что понимал в политической обстановке и военном деле, не отличался особым умом и способностями. Для него, как выходца из социальных низов не могло найтись сколько-нибудь достойного применения в жизни. Он мог до самой старости проработать автомойщиком или разнорабочим, прожить, как живут миллионы его соотечественников из глубинки, вместо этого выбрал другую судьбу, прожил недолгую, полную опасностей и мнимого пафоса жизнь. Да, он был авантюристом, этот безбашенный вояка, или как его принято называть – террорист, наемник, убийца, отморозок, и прочее прочее. Но именно это и сделало его героем в глазах донбасской восставшей толпы, наделило его сверхчеловеческими качествами и каким-то жутким магнетизмом. Он мог, не дрогнув застрелить пленных, поджечь подвал со спрятавшимися там «киборгами», растоптать жизнь врага, как догорающий окурок, и все это с совершенно спокойным и обыденным видом человека, выполняющего свою работу. С таким же спокойным лицом Андрес Брейвик стрелял по толпе, заставив в итоге весь мир говорить о проблеме мультукультурализма Европы…

Судя по отзывам приближенных, Моторола не собирался идти в политику. Его делом была война. Быть министром или депутатом хотя бы и такой квази-республики как ДНР, явно не его призвание. Даже в самых нелепых фантазиях невозможно представить Арсения Павлова либеральным реформатором. Да и сами либеральные реформы на Донбассе, в военизированных псевдореспубликах, примерно такая же утопия, как «яблони на Марсе». Донбасс, это царство смерти и разрушения, в котором Арсений Павлов в облике бесстрашного Моторолы смотрелся весьма органично. Он был физическим воплощением этой безумной войны славян со славянами, ее детищем, ее сутью. Он нес в себе колоссальный разрушительный заряд. Возможно, в этом и заключался его особый талант. Такие люди неспособны жить нормальной мирной жизнью. Строить, созидать – это скучное занятие, оно им чуждо. Пусть строят другие. Здесь и сейчас – его дело разрушать. Там, на месте разрушенного, когда-нибудь будет построено что-то новое. Но без него. А он пойдет разрушать другое, пустится в новую авантюру, на чужую войну, ради неизвестных идей. Моторола был бойцом из той же обоймы, что и герой кубинской революции – легендарный Че Гевара. Но такие персонажи не нужны в мирном строительстве, от них стараются вовремя избавиться. Как говорится, мавр сделал свое дело…

Пройдут годы, и о конфликте на Донбассе будут снимать фильмы в российских киностудиях. В них непременно будет присутствовать Моторола, который идеально подходит на роль персонажа блокбастера. Недаром медийщики с первых дней войны принялись раскручивать его по всем федеральным каналам. Его и дальше будут раскручивать, делая из него человека-легенду, распространять о нем мифы и небылицы. Публике нужны герои, пусть даже вымышленные. А мертвый герой выгоден вдвойне, потому что им можно легко управлять, ему можно приписать никогда непроизнесенные цитаты, наделить замыслами, которых он никогда не имел, вложить в уже мертвые уста «пророческие» заявления, тем самым заставив работать на свои интересы. С живым героем это невозможно, особенно, если герой неконтролируем и своеволен.

Реакция российских патриотических блогеров на смерть Моторолы уже вылилась в очередное причитание на тему «слива Новороссии». Многие в своих рассуждениях дошли до того, что посягнули на «святое», открыто обвинив российскую власть в «соглашательстве», «предательстве», и «сдаче национальных интересов России». Как бы там ни было, но надо отдать должное их проницательности. Вместе с такими как Моторола уходит в небытие «русская весна». Уходит торжественно, с похоронным маршем и траурными лентами. Смерть Моторолы – это один из финальных эпизодов саги под названием «Новороссия». Автор затянувшегося триллера явно не задумал happy end для своего творения. В конце должны погибнуть все главные герои. Следующие в очередь на ликвидацию, согласно логике жанра, лидеры и главы самопровозглашенных республик. Все однажды заканчивается. А Новороссия, как любят выражаться российские правые патриоты, слита, и труп ее плавает в сливной яме рядом с нечистотами.

После похорон в сети началось обсуждение траурной процессии. Всех удивило то количество жителей Донецка, которое пришло попрощаться с погибшим. Ряд украинских блогеров и политических деятелей уже высказали по этому поводу однозначное «фэ». Достаточно вспомнить «сотника» Парасюка, выразившего квинтэссенцию общих настроений словами: «я не хочу жить в одной стране с этими людьми». В очередной раз стало понятно, что жить в одной стране Украина и т.н. республики не смогут никогда. Это процесс необратимый. Те, кто сидели в разных окопах, больше не захотят ходить под одним флагом. Слишком много трупов с одной и с другой стороны. Тем более, что в украинском обществе начинает назревать нежелание возвращения конфликтного региона в состав страны. Попытки запихнуть его обратно в Украину могут повлечь за собой катастрофические последствия. Ведь ни отстроить разрушенный Донбасс, ни полноценно интегрировать его в себя Украина не сможет. Это подорвет остатки экономики нищего государства. Возможно, со временем будет решено оставить неугомонный Донбасс в изоляции, отгородиться от него забором, и предоставить право региону-изгою жить по своим правилам. Наступит мир, который будет сдерживаться непроницаемой границей между «ЛДНР» и Украиной, трехметровой стеной и пулеметными вышками. Не трудно догадаться, что Россия тоже не станет присоединять к себе зараженный войной Донбасс по очень простой причине: слишком дорого отстраивать, восстанавливать, давать рабочие места, лечить и учить донбасский охлос.

Что касается тех, кто все еще продолжает бороться за «народные республики», это люди, которым нет места среди нормальной жизни. Разрушение – это их призвание, смерть – их стихия. Они разрушили собственный дом, призвав туда войну. Да, иногда легче снести надоевшее жилище, чем делать в нем ремонт. К тому же, как сладостно крушить, превращать в пепел все то, что теснило грудь и мешало дышать. Если проследить историю, русский народ время от времени устраивает такие пожары, масштабом побольше, или масштабом поменьше. Сжигает дотла собственное жилище, в безумном наслаждении от вида пожарища, испытывает блаженные минуты опьянения огнем и дымом. Ему кажется, что ради этих минут и стоило все затевать. Позже наступит раскаянье, но извечное «что я наделал» уже ничего не сможет изменить.

Смерть Моторолы и резонанс вокруг нее в очередной раз показала, как далеко зашла эта бессмысленная война, и как безнадежно нездорово общество с обоих сторон конфликта. На пепелище оказались миллионы людей. Такова цена веры в иллюзии.

 

А. Вольф

г. Киев

 

 

 

 

 

 

Loading...