«Не спи! Равнодушие — победа Энтропии черной!..»
Сердце Змеи.

   Я имею в виду не просто чисто термодинамическую энтропию, не функцию хаотичности молекул в баллоне, а в более общем, философском смысле. Или, если хотите в социальном. Т.е. как меру возможности оторвать свою задницу от дивана. Причем, для такой энтропии выполняются все законы энтропии термодинамической. Закон неубывания, например. Или второе начало термодинамики. Впрочем, это одно и то же, извиняюсь.
В замкнутой системе энтропия может только возрастать. Пока не упрется в максимум. Стругацкие считали, что закон неубывания «является законом частичным, а не всеобщим. Дополнительным по отношению к этому закону является закон непрерывного воспроизводства разума. Сочетание и противоборство этих двух частичных законов и обеспечивают всеобщий закон сохранения структуры.»© И я с ними абсолютно согласен. Потому как «воспроизводство разума» и «задница на диване» совершенно несовместимы.

 «Задница на диване» — система замкнутая. Выдрав себя из простыней по будильнику, отбыв на работе положенное количество часов (или нарезанных резьб), уставший индивидуум возвращается домой. Далее — утоление голода животного и переход к утолению голода духовного: диван плюс телевизор. (Варианты: диван плюс газета, диван плюс интернет, диван плюс дремота). Далее — отход ко сну с кратким удовлетворением полового влечения. Звонком утреннего будильника круг заканчивается и начинается следующий. Это если на принятый отсчет суток ориентироваться. Но точкой отсчёта, на самом деле, является диван. Диваном начинается, на него же и замыкается.

  Интересно то, что свежерожденный человек замкнутой системой не является. Я не имею в виду совсем уж грудных младенцев, но это отдельная статья. Их замкнутость между теплой сисей и мокрым памперсом является периодом накопления энергии. Периодом сжатия пружины. Периодом накопления критической массы. А потом, бац! «Кто не спрятался, я не виноват.» Ну, в «Маше и медведе» это хорошо показано, если кто не в курсе.
Совершенно очевидно, что ребенок является системой открытой, находится в режиме воспроизводства разума, и энтропия его близка к нулю с тенденцией зашкаливания. С какого момента ситуация меняется? Тут по-разному.

Loading...

Вариант первый. Родители замучены тяжелой работой, неустроенностью личной, неустроенностью бытовой. Вроде бы и молоды ещё, но уровень энтропии уже высок, хоть и не максимален. Нужен ли им после работы или в выходные ребёнок-энеджайзер? Нет, никто не говорит о нелюбви, это уж совсем крайний случай. Любят, очень любят, и на всё для него готовы. Например, купить навороченный компьютер с очень крутой игрой. И в семье наступает полное согласие! Ребенок занят, родители «на диване», всегда можно по дороге в туалет или обратно подойти и погладить по голове. С «воспроизводством разума» только не всё хорошо. Разве что в первый момент, когда идет освоение собственно компьютера. Дальше система замыкается на интересы «гильдий», «левелов», «аптечек». Кривая энтропии резко поехала вверх. Не безнадежно ещё, но звоночек очень нехороший. До покемонов два шага осталось.

 Вариант второй. Родители а) сами ещё с детством в заднице, б) воспитывались такими же родителями по варианту «два». Выходные, каникулы, отпуска проводятся с отпрысками на лыжне, в музее, в походе, да и вечером после работы есть менее подвижные, но не менее нужные варианты. Совместный выбор и просмотр фильмов или мультиков, например. И что, ограждает ли это будущего взрослого от режима «задница на диване»? Да нифига! К сожалению. Но момент начала возрастания энтропии точно отодвигается в сторону более зрелого возраста. В особо удачных случаях — за момент рождения и начала воспитания собственных детей. А далее — борьба с самим собой. Энтропия начнёт увеличиваться по-любому. Можно бороться только со скоростью и ускорением. Метр в секунду за секунду. Это как с импотенцией. Можно умереть раньше, чем она победит окончательно, а можно дождаться её победы. И дело тут далеко не только в продолжительности жизни.

  С возрастом энтропия растёт. Медленно ли, быстро ли, но растёт. Этому способствуют и привязывающиеся болезни, реальные или мнимые, и общее состояние организма, ухудшение реакции, например. И социальные условия в современных реалиях помогают. Нельзя человека лишать борьбы за хлеб насущный. В России ещё ничего пока, а в «развитых» странах и вовсе беда. Это называется «с жиру бесятся». Гамбургеры дешёвые, медицина на уровне, можно спокойно заплывать салом. До того дошло, что женщины рожать ленятся. И чего тогда удивляться, что любое мало-мальское нашествие морлоков тут же становится национальной катастрофой? Нееет, ребята! Если и есть тут развитая страна, то это Россия. Хотя, в больших городах тоже уже неприятности назревают.

  Так может, нужно методом селекции родителей добиваться улучшения рода человеческого в положительном направлении «воспроизводства разума»? Не надо. Заманчиво, но бесполезно. Нарушится равновесие структуры мироздания, а оно этого не допустит. Вы закон сохранения энергии не пробовали нарушать? Я пробовал. В детстве. Не поверил Якову Перельману с первого раза. Правда, не без пользы. Энтропию личную точно понизил.
Да, про энтропию. Тут уж, извините, каждый сам за себя. «Вы до такой степени одиноки, что у вас и врага нет!».© Можно, конечно, найти себе соратников в этом нелегком деле. Собственные дети, например, — глобальные помощники. Жена-умница тоже союзником может быть. Друзья с шилом в заднице. Но это всё только спутники-помощники. Когда сам для себя уже всё решил. «Каждый выбирает для себя женщину…»©

  Ну и напоследок, банальная история из собственного опыта борьбы с энтропией. Ничего примечательного, но почему-то запомнилось. Пришел как-то с работы. Из цепочки «ужин-телевизор-диван-отбой» состояние «телевизор-диван». И тут позвонили мне друзья и говорят: «Приезжай, у нас преферанс, вчетвером интереснее». С ума сошли? На часах почти десять, завтра на работу! И дождь на улице. Я боролся с диваном минут пять. Или семь. Потом поехал. И, что характерно, «воспроизводства разума» особого не случилось. Преферанс же, не к Солнцу лететь. И энтропию, скорее всего, не уменьшил. Но рост её затормозил точно. Может быть, даже его (рост) в ноль вывел. Это была самая моя существенная победа над энтропией. Потому как первая, произведенная сознательно.
А теперь вернемся к эпиграфу. Тут я с Иван Антонычем абсолютно солидарен.