Красота и здоровье, любовь и нежность, все это можно назвать притягательным, внеземным, тем, что возвышает человека. Но есть иное, измеряемое деньгами, властью, статусом и нивелируется возвышенное, и исчезает тайное. Самое оклеветанное – несомненно, красота.Сонм бдящих утверждает, что красота есть не что иное, как товар в их исключительном смысловом понимании. Красоты без явных признаков здоровья не бывает.Любой и каждый просит Бога о заступничестве и…здоровья для себя, родных и близких, и это слово наиболее верное.
Человек готов плыть куда угодно, но быть здоровым, ибо хворь не дает возможности увидеть заветный берег. Одни верят в загробную жизнь, другие нет, но каждый хочет сегодня и завтра иметь здоровье и красоту. Потеря одного опасна для другого, а смирение не наступит, это невозможно. Кто оценит тщедушное создание, и кто обратит на него свое внимание. Без здоровья нет красоты, что легко объяснить и конечно, возникает вопрос, состоящий из противоречий. В недалеком прошлом щуплые и угловатые мужики, не могли считаться красавцами, но шли наперерез вражескому танку, а здоровые и красивые забивались в щель, спасая свои жизни…
В сумасшедшем беге времени бесполезна ставка на союз красоты и здоровья, здесь, как мне кажется, только смысловой союз иррационального и рационального. Оттенки красоты и здоровья бывают разными — чувственными, эгоистичными, вызывающие отторжение или восхищение. Сколь часто можно услышать вопль: «Нет здоровья, ибо пропил всё». Сколько негатива и возмущения, зависти и лицемерия пролито теми, кто расценивает чьё-то здоровье и красоту через призму собственной ущербности. Главное — внутренняя красота! Но так ли это на самом деле? – Не совсем так. Эти слова для тех, кто не знает психологии людей подобных на жуткий сон. Такие слова для тех, кто не знает деталей и смысла существования, обделенных судьбой. Труд тяжкий жить по уму и по совести с другими, более счастливыми. Хворающий и некрасивый более жесток, а месть его бывает страшной. Нет ничего, что бы ни использовало уродство для унижения красоты, это горькая правда. Уродство редко заменяется благородством сердца, а смирение заполняется яростью и безумством. Но всякий ли осилит пренебрежение и скроет гримасу, когда воочию увидит страдание? И каждому ли по силам принять добродетель вместо брезгливости, не пожелать скорейшего освобождения от присутствующей рядом ущербности?
Внутренние противоречия и неприязнь разрешаются легко, а вот внешние, довольно трудно. И относишься с сочувствием, и не лицемеришь, и живые черточки на лице, но. Это «но» привязано к искусственности ситуации, будто сердце внемлет, а разум яростно отторгает. Всякая красота борется, либо позорно признает свое бессилие, что очевидно, останется таковой до скончания мира человеческого. Ненависть к красоте, которую беззастенчиво отображает общество, гибельна для всех, но речь не о собственной значимости или сомнении, а праве существования возвышенного. Бесцеремонное вторжение политикума и «народных» масс отображает лишь глубину, но не причину. Весьма затруднительно выразить что-либо, но выражают. Количество «мучеников» все возрастает, но здоровья не прибавляет, как и исходный момент почитания красоты и здоровья являющийся недоступной роскошью.
Каждое новое поколение готово переделать мир, используя собственное представление (может, и не точное) о совершенстве. Каждое новое поколение определяет для себя меру красоты и показатель здоровья. В одно время человечество воспевает красоту, а в другое, готово отрешиться от радости в пользу жесткого аскетизма. Красота в заокеанских далях чаще рабство плоти, предмет торга, а там где это происходит, нет места ничему здоровому. В один период человечество наслаждается пышными формами, а в другой, уверено и категорично оценивает костлявость и ущербность тела. Каждое поколение чаще словом, реже делом, восхваляет достоинства дня сегодняшнего над прошлым. Трагедия нового поколения не только в незнании, но и в динамике бессилия. Человек, стареющий душой, ослабевающий здоровьем, это — что? Уставшая плоть или отступная перед природой? Подтекст таков: Свыше решено, что и в какой мере нужно человеку, а он, собственно, угождает, умоляя небеса. И тогда, и сейчас, чье-то уродство или неизлечимая хворь допущены небесами, а это значит…Им.
Толпа, собравшаяся вокруг уродства, редко молчит, вернее сказать, чаще действует. Красота и здоровье в нас. Законы природы никто не отменял, а они довольно просты: умеренное питание, гармония духа и тела, отказ от вредных привычек. Все просто, потому что…довольно сложно. Красота и здоровье связаны воедино одной нитью, одним Сущим, как день и ночь, зима и лето, мужчина и женщина, любовь и ненависть, жизнь и смерть…Пренебрежение одним, убивает второе наповал. Только взглянуть пристальней дано не всем, а поднять гордо голову…как Дева, могут единицы.
Красота мимолетная, но загадочная, а здоровье часто способно улетучиться и догнать его невозможно. При всех наших ошибках и невольных заблуждениях, красота и здоровье побуждают нас жить, ещё чуток, год, три, десять и инстинктивно быть благодарными Ему за жизнь…Крохотный, совсем ничтожный отрезок пути — зовущий и влекущий, щедрый и отчетливо скупой. Можно смягчить или разбавить жизненные краски, но что чувствует чистая красота и открытое здоровье доподлинно не узнать, ибо связано это не узостью мышления и не мещанским подходом к теме.
Универсальных истин нет, но знания о предмете рождаются во взгляде со стороны, чаще извне. Он может быть разным: бессмысленным, циничным, выражать гнев или восхищение, но он имеет право на существование.

Loading...