Продолжение. Начало по ссылке: http://xn—80aaf2btl8d.xn—p1ai/?p=17401

Дешево и не сердито

Дорога по автобусному рейсу Киев-Москва занимает 15-17 часов. Это немного дольше, чем на поезде, обычный поезд идет 12 часов, скоростной экспресс – 8. Но о железнодорожном сообщении с Москвой мне пришлось забыть из-за высокой стоимости билетов. Не берусь судить, повлияла ли внешняя политика на резкое подорожание услуг Укрзализныци в российском направлении, но по сравнению с домайданным периодом цены на проезд в поезде подскочили в 3,5 раза. Боковая полка в плацкартном вагоне обычного, не фирменного поезда на сегодня обходится в 1800 грн (~5.000 руб), купейное место соответственно – 2800 грн, о ценах на СВ или скоростной экспресс, говорить не приходится, они дороже авиабилетов. Но несмотря на более длительный переезд, автобус все-таки имеет ряд преимуществ. Таможенный контроль сведен к минимуму. Притом, что при подъезде к пункту пропуска можно потерять час-полтора времени, сама процедура оформления документов проходит довольно быстро. На удивление, проверки личного багажа, которая тщательно ведется в поездах, здесь не было. Сумки никто ни у кого не проверял. Кто сталкивался с этим в поездах, знает то, невольно возникающее напряжение, когда работник пограничной службы ледяным тоном требует «предъявить личные вещи к досмотру». Некоторых пассажиров на моей памяти, ссаживали с поезда за провоз неположенных предметов. На автобусном рейсе эти неприятные процедуры упрощены, не иначе как для удобства желающих провезти в Россию запрещенные предметы.

Что мне больше всего не нравится в России

Мое отбытие из Киева сопровождалось отвратительной дождливой погодой, такая же, только еще более неприятная прохлада встретила меня и в российской столице. Сырое, недоброжелательное утро, ветер, тяжелые облака. Унылый и северный конец мая всем своим видом старался прикинуться мартом. В Киеве всегда на несколько градусов теплее, и эта разница ощутима. В Москве еще буйно цвела сирень, в то время как в нашем регионе она вся перецвела за две недели до этого. Российская весна приходит с опозданием и задерживается дольше, отодвигая и без того короткое лето. Наверное, у страны с суровым нравом и должен быть суровый климат, где зима длинной в полгода, промозглая весна и скучное лето с дождями не дают расслабиться. В ином климате не смогла бы сформироваться российская идентичность с ее способностью выживать в невозможных условиях, с извечным стремлением занять как можно больше пространства, даже если это пространство чужое, с ее неумением строить мирную жизнь. Мирная жизнь невозможна там, где ежечасно приходится бороться с неурожаями, засухами, губительными морозами, и всеми прочими природными прелестями. Пожалуй, в числе того, что мне не нравится в России, климат стоило бы поставить на первое место, остальные места по списку заняли бы разные бытовые мелочи, в том числе мясные и молочные продукты, которые по качеству уступают украинским, и лишь где-то на последних местах было бы то «священное», что мы называем политикой.

Самый большой страх

Мои финансы не поют романсы, да и собственно отчего им, горемычным вдруг ни с того, ни с сего начать петь мелодичные, исполненные смысла какие-то там романсы? Кошельку украинского туриста больше подошли бы другие песни, надрывные, нестройные, пошлые, такие, где вместо каждого слова впору ставить троеточие ввиду их ненормативного звучания. Мы бедная, стремительно обнищавшая, разграбленная страна, нас истощила война в восточных регионах, мы потеряли все, что могли потерять, и каждый, хочет он того или нет в полной мере ощутил на себе всю прелесть от последствий политического кризиса. Но самое ужасное, что улучшения на ближайшие годы не предвидится, и бедность рискует войти в норму. Как известно, бедность на Украине традиционно считается чем-то постыдным. Бедным быть зазорно. Исторически присущее жителям плодородных украинских земель трудолюбие, результатом которого была сытая жизнь, хлеб и сало на столе, взрастили в менталитете представление о том, что бедный человек – значит ленивый человек, неспособный трудиться на земле, ходить за скотиной, в общем – законченный неудачник и лентяй. Лень всегда порицалась. Сегодня наступили времена, когда не ленивый и работоспособный человек становится бедным. Хотя, феномен работающих бедных не исключительно украинский, а присущий многим постсоветским странам, все же за последние годы финансовое положение большинства граждан нашей страны ухудшилось в несколько раз. Оттого у меня с собой было всего лишь 8 тысяч российских рублей. 8 тысяч рублей на неделю. Притом, что проживание предполагалось бесплатным, все же ехать с такой маленькой суммой было несколько страшновато. Ведь, не секрет, что для более-менее скромного питания и платы за проезд в российской столице нужна минимум 1000 рублей в день. Это, пожалуй, единственный страх, испытанный мной в России. Страх того, что не хватит денег. С остальными страхами и ужасами, которыми меня всякий раз «напутствуют» при отъезде туда, так и не довелось встретиться. Впрочем, когда до меня совершенно случайно дошла информация о том, что 8 тысяч рублей в России – это минимальная пенсия, а минимальная зарплата тоже где-то недалеко ушла от этой цифры, страх понемногу отступил. Живут же люди как-то и на 8 тысяч в месяц, едят дешевую колбасу, экономят на транспорте и отоплении, в общем, не унывают. На Украине же многие приучились выживать и на гораздо меньшие суммы, приобретя удивительную способность питаться одним хлебом, и не протестовать против продолжающегося упадка уровня жизни. Интересно, когда наш человек лишится хлеба, сможет ли он питаться лапшой, которую ему щедро подает телевизор?

«Хохлы, конечно, мудаки, но легче от этого не становится»

Если составлять свое представление о России на основании карикатур о ней, в избытке гуляющих по укрнету, то по приезде туда непременно захочется увидеть россиян, которые едят блины с лопаты, целуют портрет Президента и орут на каждом перекрестке про «крымнаш». Наверное, россиянин едущий на Украину тоже рассчитывает увидеть отморозков с дубинками в центре столицы, ежедневные факельные шествия и тотальный запрет русского языка. Естественно, ничего общего с реальностью такие стереотипы не имеют. У меня как человека, давно посещающего Россию, исчезли навязанные стереотипы. И уж тем более, давно пропала типичная привычка иностранца повсюду выискивать изъяны. Но привычка присматриваться и сравнивать осталась.

Безусловно, кое в чем российский быт отличается от нашего, но лишь в мелочах. Различия эти могут быть как со знаком плюс, так и со знаком минус. К примеру то, что принято называть бытовым хамством, в Москве мне встречалось гораздо реже, чем в Киеве. В то же время, увидеть в российской электричке человека, среди бела дня пьющего водку из горла, не такая уж редкость. Российское население действительно пьет больше. Причем, как мужчины, так и женщины. Питье в России является частью пищевой культуры, россияне охотнее угощают друг друга спиртным, это располагает к общению и стирает определенные условности. Но говорить о тотальном пьянстве было бы абсурдно.

О «Крыме нашем» многие россияне уже предпочитают не вспоминать. Во всяком случае те, с кем мне довелось говорить на эту тему. Эйфория от присоединения полуострова прошла, ее место заняла абстиненция, естественный закон природы. Нужны новые территории, новая порция эйфории. Или не нужны? Многие начали рассуждать о том, что эта политическая авантюра слишком дорого обошлась. Это говорил обычный человек, который еще два года назад радостно встречал присоединение полуострова. Тема Донбасса аналогично надоела россиянам. Их порядком допекли вечно просящие беженцы, ведь бесконечное «помогите чем можете» на протяжении двух с лишним лет может источить даже то железобетонное терпение, которое присуще русскому человеку. Донбасс надоел, как надоедает нетрезвый просящий на опохмелку родственник. Былое сочувствие к «народным республикам» сменилось усталостью и скукой. От многих приходилось слышать что-то вроде: «да шел бы он назад в Украину, этот Донбасс, зае…ло уже все».

- У нас каждый день показывают сюжеты про Украину, рассказывают как там плохо, какие хохлы мудаки со своим майданом. Хохлы, конечно, мудаки, только нам от этого легче не становится. У нас у самих, извини на слове, такая ж…па в стране – делится со мной подвыпивший собеседник.

Легче не становится. Легче не может стать вот так сразу, когда страна, относительно недавно вышедшая из кризиса, начинает ввязываться в серьезные игры с переделом территорий и установлением нового баланса геополитических сил. Боль от ушиба не ощущается сразу, должно пройти время, прежде чем ушибленное место начнет болеть и покраснеет. В России только начинают ощущать болевой симптом. Уровень жизни после крымских событий обвалился в несколько раз. Быть может, со временем все наладится. Но пока там легче не становится. Легче не становится и у нас. Не потому, что в этом во всем кто-то прав чуть больше, и кто-то неправ чуть меньше, а потому что несмотря ни на что наши страны все еще представляют собой части целого организма, и боль одного органа не может не отразиться на другом. Но россияне не унывают, они рассчитывают на улучшение. И неважно, когда оно будет. У них есть надежда, а у нас такой надежды мало, наша ж…па, в которую мы попали, глубже и темнее.

Продолжение следует…

 

http://xn—80aaf2btl8d.xn—p1ai/?p=17408 – ч.3

 

Порция любительских фото (ВДНХ и Ботсад):

DSC06131

DSC06156

DSC06165

DSC06188

DSC06190

DSC06198

DSC06201

DSC06202

DSC06234

DSC06257

DSC06269

DSC06291

 

 

 

Loading...