Немного истории. Когда то грузинские цари, изнемогающие от турецкого  гнета обратились к России с просьбой о покровительстве. Спрашивается, а причем здесь Грузия, когда мы говорим о Карабахе? А вот причем. Именно стремление защитить грузинских православных единоверцев и затащило Россию на Кавказ, привело к длительной, более чем полувековой Кавказской войне с горцами, начатой при Александре I Ермоловым, и законченной уже при Александре II князем Барятинским, двум русско-персидским войнам и нескольким русско-турецким. Было пролито море крови, а сколько средств было затрачено…

Екатерина II поддавшись на грузинские уговоры, подписала в 1783 году Георгиевский трактат о переходе Грузии под покровительство России, но покровительство не очень то удалось.  В Грузии надо было постоянно держать войска, а в условиях, когда грузинская элита вела постоянные закулисные сепаратные переговоры с Турцией, это было политически нецелесообразно. Екатерина войска вывела. Лучше не стало. Тогда грузины обратились уже к Павлу I.  Эксцентричный царь ни о каком покровительстве и думать не хотел, только о присоединении. 23 ноября 1800 года он издал рескрипт на имя Георгия XII о принятии его царства в подданство России, чем совершил серьезнейшую политическую ошибку, которая аукается России до сих пор. Павла вскоре убили, а взошедший на престол Александр I, не желавший вначале этого присоединения, в конце концов, под давлением, то ли обстоятельств, то ли собственного окружения, все-таки решение Павла утвердил.

Что получила Россия. Сегодня мы получили грузинскую неблагодарность за то, что спасли их от истребления и отуречивания.  На что способны отуреченные грузины, нам наглядно демонстрирует господин Эрдоган. Да и не отуреченный Саакашвили не лучше. Нация такая, лучше было бы не влезать. Но влезли, и сразу получили проблему коммуникаций, пролегающих через территории проживания северо-кавказских горцев, а также неизбежное столкновение с Турцией и Персией (Ираном), имевших в Закавказье свои геополитические интересы. В результате почти весь XIX век Россия на Кавказе провоевала. Во имя чего спрашивается? Не влезли бы тогда в Грузию, не получили бы проблему коммуникаций, не надо было бы тогда присоединять Осетию и Чечню. Это сейчас Осетия самая пророссийская республика Северного Кавказа. А тогда целые русские полки из засад истребляла…. Потом, когда неизбежно столкнулись с Персией и захватили Азербайджан, проблема коммуникаций еще более обострилась, теперь уже Махачкала с Дербентом понадобились, и получили проблему Дагестана. В общем, Александр I оказался слабовольным человеком, ошибку бабушки и отца вовремя не исправил, а мы вот до сих пор расхлебываем.

Но, хватит о Грузии, перейдем к Карабаху.

В 1804 году начинается вполне ожидаемая русско-персидская война, поскольку после Восточной Грузии Россия неизбежно стала присоединять к ней соседние грузинские территории. Мало того, что вляпались, так еще более увязли территориальными приобретениями. Войск у России на Кавказе было не много, положение спасалось тем, что нам, по выражению Ермолова, противостояли бездарные мурзы, предводительствовавшие над всякой сволочью. Но, война затянулась до 1813 года, когда генерал Котляревкий разбил персов у Асландуза и штурмом взял Ленкорань. Война закончилась Гюлистанским  мирным договором, по которому Персия отказывалась в пользу России от территорий, составивших сегодня Азербайджан: Бакинское, Карабахское, Гянджинское, Ширванское, Шекинское, Дербентское, Кубинское ханства, а также Карабах, и признавала присоединение Восточной Грузии.

Вроде бы дело с Персией уладили, но проблема коммуникаций осталась. В 1817 году назначенный наместником на Кавказе Ермолов начинает войну с горцами по всей территории Кавказа от Анапы до Дербента. Войск и так мало, а теперь они оказались растянутыми по всей линии Кавказа. За всем этим пристально наблюдали в Тегеране, выбирая подходящий момент для реванша. События 1825 года на Сенатской площади там сочли слабостью, а нового императора Николая I поначалу не восприняли всерьез, и в июле 1826 года подготовленная англичанами армия наследника персидского престола Аббаса-мирзы вторглась в пределы Российской империи.  Пограничная стража, набранная из азербайджанцев, сразу разбежалась, а азербайджанские ханы начали один за одним переходить на сторону персов. Русские оставили ключевой стратегический город – Елисаветполь, бывшую Гянджу, переименованную в честь жены Александра I, а вскоре и весь Азербайджан. Исключение составил Карабах, куда вошли главные силы Аббаса-мирзы.  Полковник Реут с 9-ю ротами 42-го егерского полка и одним казачьем полком затворился в карабахской крепости Шуша, и при поддержке местного армянского населения организовал оборону. Аббас-мирза протоптался у Шуши полтора месяца, осадив крепость, но так и не решившись на штурм.  Пока персы осаждали Шушу, Ермолов пришел в себя от неожиданности и начал потихоньку стягивать войска для противодействия неприятелю. Надо прямо сказать, что осада Аббасом-мирзой Шуши стала для России подарком судьбы, поскольку, если бы персы начали наступать сразу на Тифлис, защищать его было бы нечем, и господство России в Закавказье рухнуло бы.  Подарком судьбы для России, но не для Ермолова. Не любивший Ермолова царь, воспользовавшись тяжелым военным положением войск Ермолова, послал ему в помощь, а на самом деле в перспективе на замену его злейшего врага генерала Паскевича, и дни Ермолова на Кавказе были сочтены.

Ермолов смог набрать несколько тысяч человек, и начал готовить деблокаду Шуши. 29 августа 1813 в командование войсками вступил прибывший из Петербурга Паскевич, получивший от Ермолова установку через Елисаветполь двигаться на Шушу. 3 сентября 1813 года князь Мадатов с 4-мя батальонами разбил у Шамхора персидский авангард, состоящий из батальона сарбазов и 6 тысяч иррегулярной конницы и присоединился к отряду Паскевича, который занял Елисаветполь, ставший базой для похода на Шушу.

В ночь с 12 на 13 сентября глубокой ночью Паскевича разбудил адъютант и сообщил о прибытии в расположении русских двух армян перебежчиков, один из которых служил переводчиков у Аббаса-мирзы и сообщил, что, узнав о поражении сарбазов у Шамхора, Аббас-мирза 5 сентября снял осаду с Шуши и форсированным маршем двинулся на Елисаветполь, и что через 2 часа он со всей своей армией будет здесь.

Войска были тут же подняты по тревоге, и когда Аббас-мирза подошел, он встретил не безмятежно спавший русский лагерь, а построенные в боевой порядок войска.

У Аббаса-мирзы было 15 тысяч пехоты и 20 тысяч конницы, всего 35 тысяч человек при 25 орудиях.

У Паскевича было 5 тысяч пехоты и 2 тысячи конницы, всего 7 тысяч человек при 22-х орудиях. По Керсновскому русские имели 10319 бойцов при 24 орудиях, но это мало что меняет – перевес в численности у персов был подавляющий.

Дальше все решало военное искусство. Последовала атака персидской кавалерии на флангах, бегство казаков, Канны, штыковая атака в центре Ширванского, Грузинского и 41-го егерского полков… Через полчаса после начала штыковой атаки центр был прорван, и иранская армия обратилась в бегство.

Персы потеряли 1100 человек пленными и около 2000 убитыми, 4 знамени, 1 орудие. Керсновский указывает на 4 захваченных орудия.

Русские потеряли 43 нижних чина, 2-х младших офицеров и батальонного командира подполковника Грекова. Около 250 человек было ранено.

После Елисаветпольской победы персы отступили за Аракс и азербайджанские ханы припали щекой к прохорям Ермолова, которого это не спасло, и в начале 1827 года он был смещен с должности Главнокомандующего отдельным Кавказским корпусом и заменен Паскевичем. Дальнейшие военные действия велись в основном на территории восточной Армении, которую за 1827 год при поддержке местного армянского населения Паскевич очистил от персидской армии, которая фактически перестала существовать.

Война закончилась Туркманчайским миром, по которому к России отходили Эриванское и Нахичеванское ханства, то есть территория сегодняшней Армении и Нахичеванской автономии. Больше попыток реванша Персы не предпринимали никогда.

История показательная, и ее надо знать. Единственными нашими союзниками в Закавказье являются армяне. Допускаю, что они на самом деле не очень-то нас и любят, но им, как говорится, деваться некуда. Только поддержка России и ее армии является гарантией самого существования армянской нации.

Нагорно-Карабахский конфликт ставит Россию в нелегкое положение. Проблемы бы не существовало, если бы в 20-е годы Нагорный Карабах большевики оставили  за армянами. Так оно поначалу и было, но потом переиграли в пользу азербайджанцев. И теперь мы расхлебываем результаты ленинской национальной политики.

 

Пармен Посохов

 

Loading...