На фоне набирающей обороты декоммунизации Украины, в последнее время наблюдается противоположный процесс, который можно было бы громко назвать консолидацией левых сил, если бы не ряд оговорок.

Громко назвать не получится хотя бы потому, что данный процесс пока никакой особой консолидации в себе не несет, его скорее можно сравнить с перекладыванием старых вещей с места на место. Однако, данное явление интересно тем, что оно возникло в условиях, когда страна взяла курс на отказ от советского наследия и запрет на коммунистическую идеологию.

26 марта произошло знаковое событие. Представители левых организаций Украины объявили о создании партии «Союз левых сил», задача которого по замыслу организаторов объединить различные движения и организации левого направления, продолжающие существовать в стране. Лидеры «Союза левых сил» заявляют о намерении восстановить утраченный суверенитет Украины, выступают за прекращение войны в восточных регионах и налаживание добрососедских отношений с Россией. Знаковым это событие можно назвать в силу того, что вопреки законам о декомунизации, представители левых сил смогли провести съезд, что в какой-то мере могло бы свидетельствовать о постепенной демократизации украинской власти.

Основные положения программы «Союза левых сил»: построение государства социальной справедливости, децентрализация власти, статус русского языка как второго государственного, введение института двойного гражданства, и многое другое из стандартного «джентельменского набора» левых. Как ни странно, выход данной партии на политическую арену вызвал критику со стороны самих коммунистов. КПУ открыто обвиняет организацию в оппортунизме, сговоре с властью и попытке разрушить остатки левого движения на Украине, аргументируя это тем, что организация «в отличие от Компартии, не подвергается гонениям со стороны правящего режима». В сообщении пресс-службы КПУ, лидера «Союза левых сил» называют «попом Гапоном левого политичского спектраУкраины», и призывают «отбить новую атаку приспешников неонацистского режима на Компартию».

Между тем, раскол левого движения, о котором трубят в КПУ, произошел уже давно. Левые, и КПУ в частности, начали терять доверие общества с 99-го года, после поражения Симоненко на президентских выборах. Все последующие годы коммунистические партии поддерживала на плаву постсоветская инерция, но этого было недостаточно, и в каждом новом парламентском созыве число коммунистов становилось все меньше, падение рейтинга происходило по наклонной. И уже на выборах 2014 года коммунисты набрали ничтожно малое число голосов, что не позволило им пройти в парламент. Одним из результатов смены политического курса страны явилось стремительное угасание популярности левых движений и левых партий. На сегодня законодательно запрещена КПУ, якобы за поддержку сепаратизма в восточных регионах. Сейчас это самая маргинальная политсила на Украине. Коммунисты больше не имеют влияния ни на власть, ни на общественное мнение.

Если вспомнить недавнее прошлое, становится понятным, что произошедшая девальвация левых идей на Украине явилась закономерным процессом. За все годы с момента распада СССР коммунисты так и не предложили обществу ничего нового и действенного. Было много сказано слов с высоких трибун, много причитаний по поводу «антинародной власти», «гнета капитала», «притеснения прав трудящихся», но на деле ни крупных протестов, ни борьбы за права этих самых трудящихся не было, если конечно не считать «борьбой» эпизодическую предвыборную показуху.

На практике, на Украине не было и нет левого движения, способного отстаивать интересы трудового народа. Из предвыборной программы в программу кочуют обещания, хорошо знакомые избирателю пожилого возраста, заправленные лозунгами КПСС, отжившими догмами марксизма с неосуществимыми проектами из серии «вернуть страну народу», одни и те же мантры о «скорой победе коммунизма», что и 50 лет назад…

Вместо реальных дел лидеры КПУ, создавая политическую рекламу, спекулировали на идеях социальной справедливости и других мифах, близких просоветскому электорату. Попутно сами были заняты вопросами личного обогащения. Коммунисты наращивали такой ненавистный им (на словах) капитал. Среди депутатов фракции КПУ насчитывалось немало миллионеров. Левые, не гнушаясь, вступали в сговор с крупным капиталом, копили заграничные счета. Яркий пример – скандальноизвестный клан коммунистов-олигархов Калетников, да и состояние самого Симоненко, владеющего заграничной недвижимостью и вкладами в иностранных банках, не совсем соответствует имиджу бескорыстного «борца за народное счастье».

Во многом время коммунистов на Украине безнадежно упущено. Это произошло не сегодня и не во время евромайдана, а тогда, когда ради сохранения активов левые пошли на сговор с властью. После победы майдана левые проиграли окончательно, заняв пассивную позицию в происходящих процессах, фактически сами себя выбросили на обочину политической жизни. В итоге декоммунизация «сверху» нашла одобрение «снизу». При этом нельзя сказать, что здесь решающую роль сыграла пропаганда или ряд «декоммунизаторских» законов. Отношение к левым – это обычное отношение к проигравшим, по принципу: проиграл – значит слабак, значит неудачник, значит лишний. Слабых не любят, и тем более не спешат выбирать их во власть. Сейчас, когда националисты рушат наследие прошлой эпохи, коммунисты послушно молчат, и будут молчать дальше, видимо таково их призвание. Именно в этом заключается демонстрация политической слабости. Вот почему ни массовый снос памятников Ленину, ни переименование улиц, городов и населенных пунктов, ни отказ от советской истории, не встречает протестов со стороны украинских граждан. За все 24 года существования Украины в статусе формально независимого государства, левые силы, в частности КПУ, не смогли претворить в жизнь ни один из своих громких программных пунктов.

А тем временем законодательно разрешенная декоммунизация дает зеленую улицу противникам советского наследия. Коммунисты преследуются открыто, власти не особенно препятствуют нападениям на них со стороны праворадикалов. К примеру, в Николаеве 28 марта в день 72-й годовщины освобождения города от немецкой оккупации, произошла стычка между представителями ультраправых сил и коммунистами, пришедшими к мемориалу с возложением цветов. Перед этим 17 марта в Киеве произошел аналогичный инцидент, когда ультраправые разогнали митинг сторонников СССР. Это можно увидеть на видео:

Примечательно, что в комментариях под роликом большинство людей возмущено тем, что горстка молодых парней набросилась на пенсионеров с кулаками. Но почему-то забывается то, как принято было поступать с инакомыслящими в годы, когда эти же самые старики были молодыми. Забывается, как в стране победившего социализма подавлялись голодные бунты крестьян, как уничтожались целые сословья «бывших», как за «религиозную пропаганду», которая приравнивалась к «антисоветской деятельности» можно было получить высшую меру или ссылку. Да, сегодня инакомыслящими являются те, кто не так давно был у руля, и их сторонники, но это закономерный итог. А «добрая» традиция в нашей стране из века в век, подавлять инакомыслие, никуда не делась. Возможно, через энное количество лет молодые последователи какой-нибудь другой идеологии будут столь же агрессивно разгонять митинги и шествия горстки постаревших националистов, «героев революции достоинства», идейных продолжателей дела Бандеры-Шухевича, срывать флаги, втаптывать в грязь их устаревшие и никому не нужные лозунги…

Если начать разбираться над тем, что представляет собой декоммунизация, становится понятным, что это всего лишь обратная сторона коммунизации начала ХХ века. Практика строителей коммунизма сегодня охотно воплощается в жизнь их яростными противниками. Своей приход к власти в 20-е годы прошлого столетия большевики начинали с разрушения «наследия царизма». Свободные от моральных норм строители нового мира разрушали церкви, грабили дома и усадьбы, уничтожали произведения искусства, в том числе памятники деятелям царской России. Точно так же переименовывались улицы и города, даже в еще более дикой, гротескной форме, так же переписывались «невыгодные» режиму страницы истории, героизировались вчерашние подонки, уголовники и отбросы общества, подброшенные волной революции на властный олимп. Ничего нового постмайданная власть не придумала, кроме как позаимствовать опыт большевиков. Если присмотреться, то наиболее рьяные деятели «декоммунизации» представляют собой плоть от плоти советских «твердокаменных революционеров». Война с церквями УПЦ МП, отказ от русской классической литературы, истерия с переименованиями и война с памятниками – все это один в один повторяет практику «верных ленинцев». Здесь хотелось бы добавить стандартную фразу «с той малейшей разницей». Только нет ее, этой разницы. Небольшие расхождения в риторике, и больше ничего. Формулировка «классовые враги» аккуратно сменилась формулировкой «враги нации». Во всем остальном – полное тождество. Быть может, в нашей стране именно так и происходит процесс государствообразования, с разрушения старого вопреки здравому смыслу, но только это не отменяет абсурдности происходящего.

Сегодня коммунисты Украины представляют собой партию, играющую на ностальгии людей пожилого возраста по советскому прошлому, где якобы все было хорошо. Для поколений, чьи лучшие годы пришлись на эпоху развитого социализма, эта риторика близка и понятна, но от этого мифы не перестают быть мифами. Там, где ценился труд, были и репрессии, где была колбаса по 2.20, была и рабская работа в колхозе за трудодни, где раздавали «земли крестьянам», этих же самых крестьян лишали паспортов, и запрещали покидать села, проводя таким образом своеобразный ренессанс крепостного права. Обо всем этом нельзя забывать, и тем более оправдывать ради сиюминутных политических интересов.

Замкнутый круг, из которого коммунисты не могут выйти – это постоянная апелляция к прошлому, желание оправдать, обелить любые начинания советской власти, даже если они были далеки от интересов народа. И если это находит поддержку среди избирателей пожилого возраста, надеяться на успех у молодых поколений такой политсиле не стоит. Когда уйдет поколение, помнящее вкус колбасы по 2.20, партиям формата КПУ просто не на кого будет опираться в своих программах. Эта политсила просто доживет свое вместе с пенсионерами. Единственная возможность заинтересовать политически активный электорат левыми идеями – это осудить ошибки прошлого и перестроить риторику в соответствии с требованиями сегодняшнего дня и конкретными украинскими реалиями, учитывая исторические и культурные особенности страны. В противном случае, левые будут еще больше маргинализироваться и терять остатки сторонников. Политсила, которая один раз проиграла, так или иначе, формально должна уйти со сцены, хотя бы на время сменить вывеску, перекрасить фасад, избавиться от устаревшего и предложить обществу именно то, что ему нужно в данный момент, а не лозунги ушедшей эпохи.

Стоит отметить, что в западных странах левые имеют значительный процент в парламентах, работают в интересах общества, сумев приспособиться под требования своего избирателя. Если обновленные левые Украины смогут предложить избирателю нечто новое, этим спасут свое положение. В противном случае на долгие годы в стране закономерно утвердится политическое доминирование правых и правоцентристских сил.

8111833257_4c3a26c435_z

 

 

 

 

Loading...