Из попытки смешивать воедино политику и культуру ничего хорошего, как правило, не получается. Особенно, когда те или иные политические пристрастия диктуют не ходить на премьерный показ фильма, в котором снимается актер соседней страны, имеющий при этом «неподобающую» идейную ориентацию. Аргументы в пользу подобной обструкции зачастую приправлены ложным патриотизмом и откровенно дешевым словоблудием.

Недавно в России и Украине состоялся показ фильма под названием «8 лучших свиданий» с участием в главной роли известного украинского актера и телеведущего Владимира Зеленского. На первый взгляд ничего удивительного в том, что актер комедийного жанра снялся в комедии, нет, но в сети и СМИ это вызвало бурю негодования со стороны российской радикально настроенной общественности. Были требования снять ленту с проката, объявить артисту бойкот, а заодно запретить въезд в Россию деятелям культуры, поддерживающим действующую украинскую власть, и многое другое в таком духе. Однако, российское министерство культуры отказалось препятствовать прокату ленты, тем самым проявив лояльность к участию в картине украинского актера.

Причина ажиотажа вокруг Зеленского проста. Артист неоднократно публично высказывался в поддержку проведения АТО на Донбассе, выступал на передовой перед украинскими бойцами, а также лично профинансировал один из добровольческих батальонов. Все это, по мнению противников комика, является достаточным основанием считать, что и гонорар, полученный им за роль в комедийном фильме, тоже пойдет на спонсирование батальонов, воюющих на Донбассе.

Призыв бойкотировать фильм взорвал соцсети. Накануне премьеры картины, прошедшей 3 марта, в сети развернулся флешмоб с лозунгами «купил билет – оплатил убийство русских Донбасса», сопровождающийся жуткими фотографиями убитых жителей региона. В частности, активисты праворадикальной организации НОД инициировали серию пикетов возле московских кинотеатров. На плакатах протестующих были надписи: «Сходил на 8 лучших свиданий — оплатил убийство русских», «Владимир Зеленский — украинский кровавый шут», «Зеленский — спонсор убийств детей Донбасса», и т.п. Также серия одиночных пикетов прокатилась по ряду крупных городов России, и дошла даже до Крыма. Можно только представить, сколько труда было затрачено на попытку отговорить россиян от просмотра этой комедии.

Однако, к огорчению зачинателей флешмоба и радикальной организации НОД, российский зритель оказался достаточно аполитичен и не столь «сознателен», чтобы следуя призывам из соцсетей отказываться от похода в кинотеатр. За первые дни показа фильм собрал около миллиона долларов. Через две недели – окупился в два раза, собрав 2,3 миллиона долларов, при затраченных на него 75 миллионов рублей. На Украине прокат собрал около 1,2 миллиона долларов. Всего фильм посмотрело 500 тыс. украинских зрителей, что на 100 тыс. меньше чем российских. Как видно, несмотря на антирекламу и призывы не «спонсировать убийства жителей Донбасса», россияне щедро оплатили данный продукт. В данном случае антиреклама сработала с точностью наоборот, поскольку разгоревшийся вокруг картины шквал обсуждений просто не мог не вызвать интереса к самому кинопродукту и исполнителю главной роли фильма. К слову, Зеленский в России довольно популярная фигура. Его комедийные шоу известны российскому зрителю и пользуются спросом. Это вне сомнения талантливый комик. А что касается его демонстрации политических взглядов, здесь не стоило бы забывать, что поступи он иначе, то моментально стал бы изгоем в собственной стране, где сложное время и сложная политическая ситуация диктуют свои правила игры на публику.

На Украине фильм был воспринят на ура во многом благодаря призыву к его бойкоту в России. Во время празднования 8 марта, когда в стране было официально объявлено два выходных дня, фильм собирал полные кинозалы. Украинского зрителя также не в последнюю очередь к походу в кинотеатр мотивировала раздутая НОДовцами антиреклама фильма. Действительно, те кто написал и распространил слоган про «оплату убийства жителей Донбасса», возбудил интерес к фильму, заставив антирекламу сработать как рекламу. В националистических сообществах проходил свой ответный флешмоб с призывом покупать билеты просто так, даже если нет желания смотреть «тупую комедию», но только ради того, чтобы «оплатить убийства». При этом высмеивались плакаты с изображениями жертв, убитых на Донбассе, которых НОДовские горе-активисты кощунственно приплели к данной комедии. Все это гуляло по сети, вызывая одобрение и насмешки, словно кто-то умышленно решил стереть черту в сознании, отделяющую естественное сочувствие к погибшим от злорадства при виде трупов врага. Глупо смешивать политику и искусство, но еще более глупо и подло, когда ко всему этому приплетаются смерти людей, фотографии реальных, а не бутафорских тел, лежащих в развалинах посреди запекшейся крови.

SgxbDzY0qGw

Организаторы флешмоба, размахивающие фотографиями с обезображенными телами, ради собственных политических амбиций, совершили глумливую спекуляцию на гибели людей, и фактически сыграли на руку тем, против кого этот флешмоб предназначался. Здесь можно было бы продолжить размышления о том, кому это выгодно и какие цели на самом деле преследуют НОДовцы подобными акциями, но это отдельная тема. Если бы картина не нравилась, ее бы просто проигнорировали, не создавая дурацкие акции с шокирующими фотографиями, но видимо за этим стоят иные, далекие от нравственности цели. Между тем, запрещать к просмотру или бойкотировать фильмы – это примерно то же самое, что сжигать книги с неугодным содержанием.

d3ITZ6jIxH8

Искусство не должно переплетаться с политикой, его место быть вне политики, над ней, а не служить интересам тех или иных течений. В противном случае, это прямой путь к диктатуре. Когда общество перестает воспринимать комиков, либо начинает требовать от артистов следования определенным взглядам, это очень плохой показатель, один из первых симптомов заражения тоталитаризмом. На следующем этапе вводится цензура, свобода творчества оказывается под запретом, искусство переносится на идеологические рельсы, его главной задачей становится навязывание обществу тех или иных выгодных правящей власти доктрин. Там, где погибает искусство, его место занимает пропаганда. Когда мы это поймем, нам как минимум будет легче жить на свете, и проще смотреть на ряд вещей, в том числе и на комедии и комедиантов, призвание которых развлекать, а не вести за собой на баррикады.

 

 

 

Loading...