Бородинское сражение, произошедшее 7 сентября 1812 года и длившееся 12 часов, до сих пор вызывает множество споров на самые разнообразные темы. И хотя в целом картина ясна, остаются некоторые темные моменты. Правда темными они остаются не ввиду недостатка информации, а скорее благодаря своей непопулярности. Начнем с причин сражения. Популярно говорить о некоем «заманивании в ловушку» Наполеона. Как-будто французы изначально брать Москву не планировали, а поддались какому-то обману. Якобы Кутузов упирался и лишь под жестким давлением Александра вынужден был дать бой французам в невыгодных условиях. Сложно сказать-насколько жестким было это давление и исходило-ли оно от самого царя. Генерального сражения требовала сложившаяся обстановка. Не дать боя за Москву, при всех военных преимуществах французов, означало полное поражение, в первую очередь-моральное. Даже маловероятный разгром (французы не настолько превосходили) поняли бы и простили, отступление без боя-никогда. Извечное нытье про «сохранение армии» в бесконечном «заманивании», малоэффективно и в 1941-м, и в 1812-м. Сражение за Москву было необходимо. Пусть с негативным результатом, но свершившимся фактом-бились! Простое оставление города равносильно тому, что выходит на площадку спортивная команда, жмет руки противнику и сразу уходит, загодя признав свое поражение. Так что выбора у Кутузова не было, чтобы ни писал ему Александр. Было-ли место сражения выбрано удачно? Конечно! И тут мы подходим к следующему пункту:

Расстановка сил.

Обратим внимание, что русская армия «оседлала» Смоленскую дорогу, встав за рекой Колоча. Основные силы русских готовы отразить основной удар со стороны Бородино. Французам придется форсировать реку и нести дополнительные потери. Шевардинский редут прикрывает от обхода левый фланг армии. Армия Багратиона прикрывает от удара со стороны Старой Смоленской дороги и глубокого обходного маневра. Но Наполеон переправляет основные силы на правый берег Колочи заранее и наносит основной удар по флангу русской армии, причем не с фронта, а сбоку, где его не ждали. Учитывалась-ли такая возможность русским штабом? Несомненно, но не такими силами. Если бы французы наступали во фланг одним-двумя корпусами, то сравнительно слабая армия Багратиона могла не просто их отбросить, но и разгромить все правое крыло наполеоновских войск, перейдя в наступление. Никто не предполагал, что «правым флангом» станет едва-ли не вся французская армия.

Если бы Кутузов изначально ожидал удара со стороны Шевардино, то несколько глупо звучат слова, что бой за редут позволил укрепиться и перестроиться русской армии. Получается 3-4 дня русские просто стояли, а в последнюю ночь начали лихорадочно укрепляться… Не менее странно звучит утверждение, что Кутузов намеренно ослабил свой левый фланг, «заманивая французов» нанести главный удар именно здесь. Основано оно на историческом исследовании Тарле Е. В. и является очень спорным. Тарле полагал доказательством «заманивания», что русские постоянно посылали на левый фланг резервы. Однако, с военной точки зрения, место главного удара противника укрепляется заранее, тем более, что достоверно известно опасение Кутузова за левый фланг и осознание фельдмаршалом его слабости. Если бы Кутузов действительно «приглашал Наполеона», то и основные резервы он бы разместил непосредственно слева, а не гонял войска с фланга на фланг под убийственным огнем французов! Диспозиция русских показывает однозначно, что главный удар ожидали из Бородина, считаясь с возможностью вспомогательных ударов от Шевардино на Семеновское и на Утицу (по Старой Смоленской дороге). Другие трактовки русской диспозиции носят авантюрный характер с многочисленными «если бы» и прочими вольными допущениями.

Отдельно стоит сказать о так называемых Багратионовых флешах, которые якобы были недостроены. Флешь, по сути, была только одна, остальные укрепления-это артиллерийские люнеты, а не сооружения для пехоты. Построены (полностью закончены) они были еще 4 сентября, строила их пионерная рота, принадлежащая ко 2-й Западной Армии (Багратион). Об этом свидетельствует отчет пионерного офицера, поручика Богданова, который даже время точно указывает-4 часа пополудни 23-го августа (по старому стилю). Так что не может быть и речи о какой-то «недостроенности» трех укреплений Багратиона. Более того, одно из укреплений, так называемый «Ближний люнет», было полностью срыто французами во время боя. Трудно поверить, что если укрепление можно срыть за час в бою, то его нельзя достроить за несколько дней… В тылу были построены многочисленные ретраншементы для защиты пехоты, стоящей в полный рост и сооружены специальные переезды, для защищенного перемещения войск, боеприпасов и снаряжения. Так что позиции армии Багратиона были вполне готовы к сражению и говорить о их «недостроенности» никак не приходится.

Так же стоит заострить внимание на некой «засаде». Которую вроде готовил Кутузов и испортил Беннигсен. Однако, глядя на расположение «засадного корпуса» Тучкова, трудно представить себе скрытый удар во фланг французам. Он возможен только в случае занятия ими багратионовских укреплений, поскольку позиции корпуса находятся на одной линии. Скорее всего он выполнял роль прикрытия от вероятного удара по Старой Смоленской дороге. Состав этого корпуса был соответствующим: ополченцы Москвы и Смоленска, пара казачьих полков, егеря. Сильно неподходящий для решающей атаки состав! Скорее Кутузов предполагал, что в случае маловероятного наступления французов по дороге, корпус Тучкова отойдет и подставит атакующих французов под фланговый удар Багратиона, потому и поставил здесь мягко скажем-не самые боеспособные части.

Войска.

Численность русских и французских армий довольно сильно колеблется. По оценкам историков: русская армия составляла 112-120 тысяч, а французская 133-140 тысяч. Это наиболее правдоподобные и обоснованные цифры. Хотя встречаются и такие, которые армию французов оценивают в 190 тысяч (Бутурлин), а русскую ставят многочисленнее французской, доводя до 160 тысяч (Марбо). Сложно подсчитать до последнего человека, поскольку имелись и «мертвые души», и неучтенные пополнения, и прочие сложности учета, всегда присутствующие в огромной армии. Все же французы имели некоторый перевес в общей численности. Но решающим фактором стал французский перевес непосредственно на поле боя. Фактически в каждый момент боя русским войскам приходилось иметь дело с превосходящим по числу противником. Помимо этого, французы имели большое преимущество в тяжелой кавалерии-кирасирах и карабинерах. Сравнивать их просто числом с казачьими или драгунскими полками русских нельзя.

Очень важным является тот факт, что в составе русской армии имелось множество новобранцев, которые на Бородинском поле получили свое первое боевое крещение. Один корпус Милорадовича насчитывал 14,5 тысяч едва обученных рекрутов. И это не считая маршевых пополнений и ополченцев. Фактически же, русская армия почти на треть состояла из солдат никогда не нюхавших пороха, а из оставшихся не менее половины никогда не участвовали в серьезных боях. В противовес этому, французская армия была укомплектована в основном опытными солдатами, многие из которых воевали по нескольку лет, что отмечали французские генералы и маршалы, на что они небезосновательно уповали. Это оказало сильное влияние на ход сражения. Единственное, в чем французы уступали русским-это артиллерия. И дело не в 50-ти лишних орудиях, а в подготовке русских артиллеристов! Если обратиться к воспоминаниям французских участников битвы, то первенство в мастерстве они однозначно отдают русским. Это касается и меткости, и скорости стрельбы, и умения солдат мобильных конных батарей. Нужно так же сказать, что после оставления «батареи Раевского», французы оказались в зоне досягаемости многих русских батарей (в частности от Горки) и понесли жестокие потери при попытке штурмовать новые позиции русской армии, вынуждены были отказаться от дальнейшего наступления.

Ход боя.

Обратимся теперь к самому сражению, которое начали французы утренней атакой Бородино. Войска Евгения Богарне выбили лейб-гвардии Егерский полк из села, форсировали реку, но были истреблены штыковой атакой и больше переходить реку не пытались. Считается, что это был обманный удар Наполеона и надо сказать-весьма удачный. Русские войска еще долго стояли на правом фланге ожидая удара, это опровергает версию о том, что Кутузов заранее предвидел атаку своего левого фланга. Трудно обвинять фельдмаршала в ошибке. Ни он, ни Наполеон не знали точной дислокации войск и планов противника и вынуждены были действовать по обстановке, которая не отвечала их первоначальным планам. Наполеон, возможно предвидел заранее неудачу Богарне. Однако тот факт, что «обманный удар» поддерживало не менее 100 французских орудий показывает-определенная ставка на эту атаку была и вряд-ли задача ограничивалась одной имитацией.

Французы также начинают атаку своим правым флангом, причем их поддерживает куда меньше орудий, чем «имитацию» у Бородино. Первая попытка взять укрепления Багратиона была крайне неудачной. Попав под картечный огонь русских батарей и обстрел егерей, французы рассеялись и отступили. К 8 утра, подтянув артиллерию и пехоту, французы повторяют атаку, захватив один из багратионовских люнетов-южный. Однако после флангового обхода гусар и драгун-отступили. По признанию французов, это отступление стоило им едва-ли не больше, чем сама атака. Слабость левого фланга русской армии становится очевидной. Французы непрерывно наращивают удары, русские столь же непрерывно подтягивают резервы и контратакуют. Русские говорят о 7 атаках к этому времени, французы о трех. Вероятно локальные действия французских войск были приняты русскими за очередные попытки штурма, что неудивительно в горячке боя. Действия командующих показывают, что как Наполеон не планировал изначально главный удар по войскам Багратиона, так и Кутузов не имел представления, что французы нанесут здесь свой удар. К 11 часам, против русских войск левого фланга стояло 45 тысяч французов и почти 400 орудий. Положение стало отчаянным, остановить решающую атаку французов не представлялось возможным. Багратион объявляет общую контратаку всем левым флангом (не более 20 тысяч) и сам возглавляет ее. Русские ударили в штыки и начали теснить французов, но смертельное ранение Багратиона подорвало боевой дух войск и солдаты стали отступать, а откровенно скажем-беспорядочно бежать во многих местах ко второй линии. Французы, попытавшиеся было на плечах противника сходу атаковать вторую линию, были встречены жестоким огнем артиллерии и отступили. Русские войска организовались и заняли укрепления второй линии обороны, где уже находились резервы-русская гвардия. Повторить атаку французы не решились. Южнее, корпус Тучкова не выдержал французских атак и отошел к Утицкому кургану, который тоже не удержал, но вернул благодаря атаке гвардейцев (павловских гренадер), в которой сам Тучков был убит. С оставлением передовых укреплений войсками Багратиона, гренадеры также отошли на вторую линию обороны. Попытки французов штурмом взять вторую линию укреплений (Семеновский овраг)  так и не увенчались успехом.

Чтобы затруднить русским переброску резервов с правого фланга, Наполеон принимает решение взять курган, на котором располагалась «батарея Раевского». Однако этот вспомогательный удар быстро перерос в главное направление. Первоначальная опасность заключалась в том, что все резервы корпуса Раевского были переброшены на левый фланг, к Багратиону. Защищать курган было практически некому. Однако первую атаку французов отбили картечным огнем 18 орудий батареи. Вторую отбить уже не смогли и враг ворвался в редут. Случайно оказавшиеся рядом начальник штаба 1-й армии Ермолов и начальник артиллерии Кутайсов, возглавили лобовую штыковую атаку пехотного батальона и егерского полка на курган. С флангов ударили полки Паскевича и Васильчикова. Бой занял менее получаса, за который почти все французы были буквально истреблены, пленных не брали… На курган перебросили дополнительные батареи, основные резервы были переброшены налево. Отказавшись от штурма второй линии укреплений левого фланга русских, Наполеон направил главные усилия на центр.

Считается, что атаку на курган задержал на два часа рейд кавалеристов Уварова и казаков Платова. Однако это не так. Довольно перспективное тактическое решение, которое могло перевернуть ход битвы, потерпело полную неудачу. Казаки Платова «отличились» очень плохой воинской дисциплиной. Бросив кавалеристов Уварова, казаки увлеклись атакой французских тылов. А если говорить прямо-отправились грабить обозы. Оставшиеся без поддержки кавалеристы некоторое время бездействовали, а затем вынуждены были отойти, практически так и не вступив в серьезный бой. Французы быстро подтянули резервы и ликвидировали опасность. Никакой задержки атаки не произошло, не говоря о большем. Зато французы получили неожиданный резерв в тылу, как раз для той самой атаки на «батарею». Казаки Платова оказались единственными, кто не удостоился за сражение наград и благодарностей. В своей реляции Александру, Кутузов прямо указывает, что кавалеристы Уварова ничем себя проявить не смогли, ввиду отсутствия поддержки со стороны казаков. Если бы рейд воплотил на практике замысел командующего, бегство французов из России могло начаться от Бородинского поля. Но история не знает сослагательного наклонения.

Около трех часов началась знаменитая конная атака «батареи Раевского». Переброшенная на курган артиллерия открыла ураганный огонь. 34 кавалерийских полка ударили в обход высоты. Но прорвавшись во фланг и тыл кургана, французские кирасиры были практически полностью уничтожены вместе со своим командиром-генералом Коленкуром. Однако их атака на курган, защищаемый в тот момент уже войсками генерала Лихачева, позволила вплотную подобраться пехоте Богарне, нисколько не поколебленной рейдом Уварова и Платова. Курган пал, а генерал Лихачев попал в плен. Русские войска полностью отошли ко второй линии обороны. Битва по сути прекратилась. Локальные попытки наступать показали французам, что русские укрепились на новых позициях, подтянули резервы и готовы к новым атакам. Попытка установить на бывшей «батарее Раевского» французские орудия провалилась. Русские батареи смели огнем французских артиллеристов. В таких условиях вводить в бой «Старую гвардию» Наполеон не решился, несмотря на просьбы своего штаба. К вечеру французы отошли на свои изначальные позиции. Считается, что у французов остались неиспользованными полки «Старой гвардии», а Кутузов сохранил свои резервы. Однако сам фельдмаршал говорил, что задействованы были все войска, даже гвардия из резерва на крайний случай.

Итоги сражения.

Одним из наиболее спорных моментов является «правильное» определение победителя. Хотя оценки так же разнятся, но в целом получается, что русская армия потеряла все же больше, убитыми и ранеными до 45 тысяч человек. Французы потеряли до 40 тысяч. Однако следует учесть, что огромное число раненых впоследствии умерло, как с той, так и с другой стороны. Трофеи французской армии оказались удручающе невелики, а потери колоссальны. Русские оставили поле боя, но и французы не достигли ни одной поставленной цели. Правомерно-ли назвать однозначного победителя? Нет, скорее это ничья, которая оказала на русское общество влияние, сравнимое с победой. Оба главнокомандующих заявили о своей полнейшей победе. Наполеон говорил о сражении, повышая год от года цифру русских войск до «250 тысяч вооруженных до зубов» и снижая число французских войск до 80 тысяч… Кутузов хоть и не привирал по числам, но и от звания «полного победителя» тоже не отказался. Эта битва является самым масштабным и кровопролитным однодневным сражением в истории. Бородинское сражение много дало России. Подобно Битве под Москвой в 41-м, оно показало, что даже такого сильного противника можно победить. В тоже время битва сильно подорвала моральный дух наполеоновских войск. Что бы там не рассказывал в мемуарах Наполеон, он был весьма мрачен и удручен после «победы». А многие французские генералы и офицеры впоследствии писали, что одни рассказы о «бородинской бойне» навевали ужас среди солдат, воспоминания тяготили и подавляли волю. Французские солдаты начали бояться идти в бой.

Совокупность этих факторов и обусловила последующее моральное разложение «Великой армии» и их бегство, превратившееся в полный разгром. К сожалению, практически нет подробного анализа битвы со стороны военных. Чаще всего нам попадаются реконструкции, сильно зависящие от первоисточников, которыми в основном являются мемуары участников. Поэтому историки многое додумывают, приписывают и видоизменяют, что предстает перед нами уже в виде «истины». Также большое значение имеют и личные симпатии историков. Однако основной ход сражения известен. Русские войска не были в выигрышном положении, но стяжали право быть непобедимыми. Так что победу на Бородинском поле одержали в конечном итоге все же русские.

 

 

Loading...