(Продолжение. Начало
http://xn—80aaf2btl8d.xn—p1ai/?p=9348, http://xn—80aaf2btl8d.xn—p1ai/?p=9586, http://xn—80aaf2btl8d.xn—p1ai/?p=9725
С моим визави из Донецка, так уж сложилось, но не получалось долгое время пообщаться. Телефоном, в силу естественных причин, мы общались разве что для того чтобы сказать друг-другу о необходимости перейти на Skype, где нас не могут достать укроповские сыщики. Со дня, когда мы часами болтали о глобальных и не очень проблемах, прошло больше двух месяцев. Каково же было моё удивление, когда я наконец-то в разговоре с моим армейским товарищем узнал, что он, бросив малоденежную и загибающуюся работу автослесаря и, по совместительству, сторожа на СТО, восстановился на армейской службе в ДНР. Подразделение, позывные командиров упоминать не буду, но всё же расскажу (с его слов) о некоторых, как мне показалось, наиболее ярких эпизодах поведанных мне моим товарищем.

10.БЫТ НА ПЕРЕДКЕ

Скоро три недели, как я отбыл на передке. Теперь ротировали. Дали форму, не новую, но стиранную и вполне нормальную, берцы, прикинь, по размеру, горку, разгрузку. Не сравнить с тем, что было год назад. Колошмат, правда, пришлось чистить полдня, какой-то мудак до меня вообще за ним не смотрел. Посадили на «Урал» с «трубами». Машина ничё, но аккумуляторы полный отстой – подзаряжаешь и молишься Богу, чтобы не подвели, когда придётся съ#бываться от укроповской ответки. Работаем как стемнеет, но только по команде. Самодеятельность запрещена. На Гранитном пацанов, ответивших укропам, «особняки» арестовали и забрали на следующий день. Не знаю, какая у них там команда прошла, а у нас – «наблюдаешь цель – уничтожай». Комбат приезжает пару раз в неделю. Это мой старый комбат, классный мужик, не фуфел какой-то из новых. За пацанов наших горой стоит, но и нам спуску не даёт. Ротный – тоже из тех кого я знал, правильный пацан, не щегол. Всё норовит «повеселиться», как стемнеет. Пару раз ездил с ним, цепляли «девочку» («Нона») отъезжали и давали просраться укропам. Но сильно шумно с «Уралом» то. Теперь цепляют УАЗ-иком и по тихому, но это уже без меня. Горючки хватает. Не то чтобы «залейся», но на «боевые» достаточно. Вообще порядка стало больше. Если бы вернуть тех пацанов, с которыми мы начинали, хунту можно было запросто выгнать из Донецкой области. Проблемы со жрачкой. Тыловые крысы не раздупляются, даже когда мы три дня на сухпае. Месяц назад, на передке, дошло до того, что полосатых улиток начали готовить: отвариваешь, выковыриваешь, поджариваешь с лучком. Съедобно и, в общем-то, вкусно, но как подумаешь что жрёшь…Недавно завезли масло. Положили в ведро с водой – на такой жаре другого выхода нет. Так собака бродячая половину утащила. Тебе смешно, а пацанам было не до смеха – половина недельного запаса. С куревом совсем хреново. Централизованно, как в ЗГВ, не выдают. Покупаешь за свои бабки, ещё «стрелков» на твои сигареты достаточно. А ночью, когда в карауле (мы сами себя охраняем) полпачки уходит запросто.
С мобилками, опять же, проблема. Ротный сказал, что если увидит, что кто-то базарит по мобиле, то на голове разобьёт телефон. Оно то и понятно — укропы секут места, откуда мобилка светится, а потом «поливают». Ротный сказал, что год назад мы сами так делали, пока укропы не въехали. Эти твари учатся, но и мы тоже не совсем какие-нибудь лохи.

11. ХЛЕБ

Loading...

Пока стояли между Верхнеторецкой и Ясиноватой, несколько дней наблюдали как на той стороне укропы убирали хлеб. Работал комбайн, подъезжали сине-жёлтые ( не военные) ЗИЛы, забирали зерно. Нам ничего не стоило накрыть и комбайн укроповский и поле ихнее спалить. Но мы же не уроды, понимаем. Смотрим день, второй, третий, четвёртый. А перед нами такое же пшеничное поле. Наше поле, не укроповское. Но не один комбайн не работает. В конце-концов ротный попросил комбата приехать, чтобы воочию увидеть этот бардак. Приехал комбат, с собой какого-то холёного прощелыгу из сельхозминистерства привёз. Показывает ему поле, говорит: «Смотри, зерно вот-вот осыпаться начнёт или укропы поле ненароком подпалят». А тому пофиг: « А Вы можете гарантировать, что укропы не станут обстреливать наш комбайн? Берёте на себя ответственность, если что не так?» Комбат ему: « Но мы же не накрываем их комбайн, и они не станут! Хочешь, свяжусь при тебе с их командиром, сам услышишь?» А фуфел этот: «Пожалуй не стоит. Надо согласовать наверху, не берите на себя этот риск». Так и уехал, сучонок.
Мы потом до ночи ругались и спорили. Ведь комбат прав, сто раз прав: раз мы не поливали укроповский комбайн, то они тоже не стали бы шмалять по нашему. Кому, нахер, выгодно, чтобы в республике было поменьше своего зерна? Щенку этому министерскому или тем, кто за ним стоит?
А зерно так и не убрали. Осыпается.